Вы здесь

Радашкевич Александр

Радашкевич Александр Павлович родился в 1950 г. в Оренбурге, вырос в Уфе. В 70-е годы жил и работал в Ленинграде. Эмигрировал в 1978 г. в США, работал в библиотеке Йельского университета (Нью-Хейвен). В 1984 г. перебрался в Париж, где работал редактором в еженедельнике «Русская мысль». В 1991—1997 гг. был личным секретарем Великого князя Владимира Кирилловича и его семьи. Автор 11 книг поэзии, прозы и переводов. Член Союза российских писателей и Союза писателей XXI века, официальный представитель Международной Федерации русскоязычных писателей во Франции. Стихи переведены на английский, французский, немецкий, сербский, болгарский и арабский языки. Живет в Париже.

Публикации автора:

Под небом, которое ты / Поэзия : №06 - июнь 2009

ЖЕНЕВА
Их можно пройти насквозь,
не заметив: они не гуляют
без цели, не останавливаются
перед праздными пивными и
кружевными кондитерскими,
никогда не улыбаются и никому
не глядят в глаза своим полым
считающим взглядом, они
собираются там, где их никто
не видит, даже прищурившись,
сквозь зазеркальные стёкла
банков, они не оставляют
следов ни на камне, ни на траве,
ни на гостиничных простынях
над Женевским
желтеющим
озером,
но их тень, оторвавшись от
чёрных шляп и длиннополых
пальто, от провисших портфелей
из...

Приезды / Поэзия : №09 - сентябрь 2008

Приезды. Забвений смятое руно, приезды.
Каюк страны, завоеватели в кожаных креслах
крутятся-вертятся в телеэкранах.
Кладбища пухнут, лица сереют, всё пустее
самолёты, всё неподъёмней
баулы-тюки.
Меньше туристов, но кругом одни иностранцы:
им вещают о курсе доллара. Пиво рекою, водка
из крана да грабительский смрад
изобилия.
Вымирают ветераны, но им ставят в борькиной
столице монументы — шашлыки на
постаментах — всё за их же
последние деньги.
Приезды. Приезды моих отъездов, и страна,...

Перевод непереводимого / Критика : №04 - апрель 2006

But I am the seed of another land. Astray there, the armada,
unamazed, sees glittering in the harbor
a scarlet throng of kings and queens come to greet them; or
pages rushing forward in the waves of their mantles, tripping
one over the other, their eyes glued to the ermine train.
It is a land filled with palaces, every palace encircled
by a park, where each is welcomed by the kings and
queens with their court. And afterwards, intoxicated,
each is released into a valley where winds carry his captured...