Вы здесь

Якимова Людмила

Якимова Людмила Павловна родилась в Горьком. Окончила Горьковский пединститут. Доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института филологии СО РАН. Публиковалась в журналах «Вопросы литературы», «Сибирские огни», «Сибирский филологический журнал», «Slavia orientalis» и др. Автор более 300 научно-теоретических и литературно-критических статей и семи монографий по истории русской литературы. Живет в Новосибирске.

Публикации автора:
Мемуары ученой дамы / Публицистика : №06 - июнь 2017

Новосибирск. Академгородок

Прошло пятьдесят лет моей жизни в Новосибирске, точнее — в новосибирском Академгородке. Острословы называют его «Акадэмдеревней». Жизнь здесь внешне подобна бытию сельского жителя — и своей погруженностью в мир природы, и сближенностью мест жилья и работы… Однако велико внутреннее своеобразие этой формы жизнестроения. Не ошибусь, если скажу: притягательность Академгородка как объекта разного рода нарративов — научно-социологических, публицистических,...

Мемуары ученой дамы / Публицистика : №05 - май 2017

Горно-Алтайск

Всего за несколько дней пути поезд с Казанского вокзала прибыл в Новосибирск, здесь была пересадка в поезд до Бийска, от Бийска автобус довез до Горно-Алтайска и остановился в его центре напротив деревянной гостиницы в два этажа. Был май, торжествовала ослепительно яркая, солнечная весна, когда я ступила на алтайскую землю. Спустили вниз и два моих чемодана, один с нарядами, другой — с книгами и конспектами, еще был тюк с зимним одеялом и пуховой подушкой, заботливо...

Мемуары ученой дамы / Публицистика : №04 - апрель 2017

За свою долгую жизнь я написала несчетное количество текстов: сначала это были школьные сочинения, потом пошли студенческие и аспирантские рефераты, по ходу жизни были написаны кандидатская и докторская диссертации и авторефераты к ним, сотни статей самого разного жанра и назначения, больше десяти монографий... И все это были тексты по поводу других текстов. По профессии я — литературовед, и делом моей жизни стало осмысление художественных текстов, написанных русскими писателями...

Детский мир — в литературе, как в жизни / Критика : №05 - май 2014

В океанических просторах современного книгоиздательства по определению не останется без внимания вышедшая на исходе 2013 года в Санкт-Петербурге (изд-во «Азбука») книга «Русские дети». Это фолиант в 60 п. л. (800 стр.), представляющий собой сборник рассказов на тему детства, принадлежащих перу современных, ныне действующих писателей. В кратком — на страницу — предисловии составителей (А. Етоев, П. Крусанов) сделано несколько оговорок, существенно важных для понимания книги: она...

Детский топос русской литературы в функциональном освещении / Критика : №03 - март 2014

Образ ребенка в советской литературе двадцатых годов

 

 

И роман Л. Леонова «Соть» с двоящимся ликом девочки — то придуманной для облегчения непереносимых тягот строительного напряжения Кати, то убитой строительством Поли, — незамедлительно влившийся в бурлящий поток новой литературы и вызвавший живой отклик критики, и повесть А. Платонова «Котлован», ставшая предметом отложенного чтения и возвращенная в литературный оборот через десятилетия, и роман «Пирамида», на...

Детский топос русской литературы в функциональном освещении / Критика : №02 - февраль 2014

Внесюжетные дети русской литературы

 

И голос был сладок, и луч был тонок,

И только высоко, у царских врат,

Причастный тайнам — плакал ребенок

О том, что никто не придет назад.

А. Блок. «Девушка пела в церковном хоре…»

 

 

В самом общем пределе понимания художественная литература — это человековедение, и в этом смысле в равной степени значимо проступают в ней семиотические сегменты образа мужчины, женщины, ребенка, а далее — старика, старухи, мальчика, девочки. Тем не менее в данном образном...

«Велик, скромен, честен и чист, как ребенок» / Критика : №09 - сентябрь 2013

По большому счету творчество писателя — это его автобиография. Как говорил наш отечественный культуролог Д. С. Лихачев, словесность «имеет дело прежде всего с человеком, стоящим за текстом». Как бы ни был богат, велик и разнообразен мир, включая Землю и Небо над ней, писатель способен извлечь из него и образно воплотить в своих произведениях не больше того, на что откликается его собственная душа, его личное и неповторимое «я»: только это он и способен явить своему читателю.
Творческий опыт...

«Фрегат “Паллада”» как книга о кругосветном путешествии в контексте мотивов круга и таинственного смысла буквы «О» / Критика : №12 - декабрь 2012
Как прекрасна жизнь между прочим и потому,
что человек может путешествовать!
И. Гончаров. «Фрегат “Паллада”»

В богатом знаковыми юбилеями 2012 году — тут и годовщина Отечественной Войны 1812 года, и рождение в этом же году выдающегося русского писателя и мыслителя А. И. Герцена, и многое другое — не должна затеряться и такая значительная в истории национальной культуры юбилейная дата как двухсотлетие большого русского писателя Ивана Александровича Гончарова.
Его творчество особой плодовитостью...
Рассказ А.П. Чехова «Невеста» как финальное произведение / Критика : №07 - июль 2011
Конец жизненного и творческого пути А.П. Чехова знаменательно совпал со временем перевала веков — ситуацией, получившей в историографии знаковое обозначение fin de siecle. Метафизическую окраску этой типологически отстоявшейся ситуации придает то особое социально-экономическое, духовно-душевное и эмоционально-психологическое напряжение, которое накапливается в социуме в течение века и к концу его оборачивается нетерпеливым ожиданием перемен. Знаменательно, что в течение нескольких последовательно идущих друг за другом столетий, эта ситуация fin de siecle представала в России в образе Смутного времени, отмеченного особой остротой проявления революционной воли, недовольства внешним устройством общества и, главным образом, механизмом распределения материальных благ, оживлением утопических надежд на возможность скорых путей достижения социальной...
Радетель русского леса / Критика : №01 - январь 2011
Огнедышащее лето 2010 года запомнится России надолго. Пламенная стихия лесных пожаров пронеслась через всю страну — от востока до запада, самые разрушительные свои следы оставив в центральной ее части, в пограничных со столицей регионах. Апокалиптический по силе накала костер безжалостно слизнул с лица земли огромные лесные массивы, жаркий язык его пламени достал десятки селений, горели дома и гибли люди.
Настало то роковое время, когда будто сама Природа таким вот жестким образом напомнила...
Чехов и Мамин-Сибиряк: точки пересечения / Критика : №08 - август 2010
Глубоко симптоматично, что осмысление «положительной стороны» русской жизни Мамин-Сибиряк связывает именно с Сибирью и что программное произведение его оказывается самым «сибирским» по своему повествовательному колориту. Словом, если уяснение места и роли Сибири в творческой и жизненной судьбе этого писателя никогда отдельной проблемы не составляло и представало как органически заданный вектор маминоведения, то факт поездки Чехова на о. Сахалин через всю Сибирь предметом особого, выделенного, рассмотрения был постоянно и с течением времени не потерял способности открывать новые смысловые и эмоциональные...
Чехов и Мамин-Сибиряк: точки пересечения / Критика : №07 - июль 2010
К выявлению творческой и духовной близости Мамина-Сибиряка и Чехова подталкивает выразительная значимость внешних, отчетливо видимых поводов. И то, что они были близкими по годам современниками, творческая активность и успешность которых вызревала в одни и те же 80—90-е годы. И то, что оба были выходцами из народной среды и принадлежали к породе людей, выстроивших свою судьбу самостоятельно, силою личной воли, осознанно избравших творчество, труд, работу как путь личностного самостоянья, как служение общему делу: «Без всякой посторонней поддержки я пробил дорогу себе сам», [1] — так говорил о себе Мамин-Сибиряк, но много похожих признаний можно услышать и от Чехова. Оба были провинциалами, сделавшими имя в столицах — Москве и Петербурге, но всегда сохранявшими корневую связь с родиной — Чехов с южной степью, Мамин-Сибиряк — с горами и лесами отчего Урала. Это чувство он передал и своему во многом автобиографическому герою романа «Черты из жизни Пепко»: «А провинция, брат — все. Помнишь былину об Илье Муромце: как упадет на землю, так в нем силы и прибавится. В этом, брат, сказалась глубокая народная мудрость: вся сила из родной земли прет. Так то»...

Страницы