Вы здесь

Трагический спектакль 1937 года

Из истории одного провинциального театра
Файл: Иконка пакета 09_papkov_ts1937.zip (16.06 КБ)

Картина террора 1937–1938 гг. складывается из бесконечного множества драматических эпизодов. В ней причудливым образом переплетаются поразительные события и невероятные факты больших и малых трагедий: массовые операции против целых слоев населения и отдельных народов, ликвидация огромных вредительских организаций и узких заговорщических групп или отдельных граждан, захваченных волнами чисток НКВД. Финал всех этих «спецопераций», как правило, был один – быстрая, беспощадная и, по сути, бессмысленная расправа с реальными или вымышленными противниками сталинской системы. В некоторых случаях чекистские разоблачения «врагов» приобретали столь неожиданные формы, что абсурд и реальность, театральщина и настоящая смерть сливались в единую процедуру, придавая акциям уничтожения характер дикой фантасмагории.

В августе 1937 г., в ходе одной из самых грандиозных кампаний НКВД по «очистке страны от враждебных элементов», в Новосибирске сотрудники 4-го (секретно-политического) отдела управления НКВД во главе с К. К. Пастаноговым провели операцию по обезвреживанию террористической группы, которая, по их версии, готовила покушение на первого секретаря Западносибирского крайкома ВКП(б) Роберта Эйхе1. Подобные «группировки» и «организации» вредительского толка вскрывались в этот период повсеместно – в каждом районе, поселке, на каждом руднике. Но эта «организация» отличалась от других своим необычным характером: все члены ее – четыре исполнителя и несколько «вдохновителей» – были представителями артистической и культурно-развлекательной сферы Новосибирска: руководителями городского театра «Красный факел» и управленцами из сферы культуры и искусства. Непосредственным организатором «группы» был директор театра Иван Станчич, а «членами» – его заместитель Яков Халипер, главный режиссер театра Фёдор Литвинов и помощник режиссера Наум Ратуш. Арестованные в августе Литвинов и Ратуш стали первыми давать показания, а в конце ноября 1937 г. к ним присоединились арестованные Станчич и Халипер.

О том, как протекало следствие по «делу террористов» и было ли оно вообще, по сохранившимся документам выяснить уже невозможно. На основании материалов, которые сфабриковали в УНКВД его начальники и сотрудники Миронов, Мальцев, Пастаногов, Корпулев, Плесцов, Дымнов, Кострюков, можно установить лишь общий сценарий разоблачения «заговора», подготовленный и реализованный ими для достижения собственных целей. Все остальные детали этого «следствия», включая вопросы оперативников из НКВД, показания арестованных, обвинительное заключение и прочие материалы «расследования», играют исключительно условную роль. Их лживый характер очевиден от начала до конца. Поэтому ценность их состоит лишь в том, что в них отражаются оттенки тех криминальных игр, которые сопровождали действия спецслужб в кампании террора 1937 года.

Наиболее полно чекистская версия «театрального заговора» раскрывается в «показаниях» директора театра «Красный факел» Ивана Станчича, составленных в декабре 1937 г. следователем УНКВД по НСО Корпулевым. Согласно протоколу допроса от 4 декабря, директор Станчич – основной «заговорщик», проходивший по «делу», – в этот день полностью признал свою вину и изложил следствию все преступные замыслы «террористической группы».

Он рассказал о том, что контрреволюционная группа в театре «Красный факел» была создана им в 1937 г. «по заданию активного участника правотроцкистской организации Иордана2». «В начале 1935 г., – показывал Станчич, – я встретился с ним на улице и был приглашен к нему в кабинет в Плановом институте, где он работал директором». Обменявшись мнениями о внутрипартийных делах и об отсутствии условий для свободного обсуждения и политической критики, собеседники перешли к теме террористической борьбы. «Иордан спросил меня, могу ли я подобрать надежных людей в театре для выполнения ответственного задания? Он сказал, что в театре частенько бывает Эйхе и было бы неплохо убрать его с занимаемого поста, т. е. совершить террористический акт… Я сначала растерялся и был поставлен этим заявлением Иордана в тупик, но Иордан мне сказал: “Ты не волнуйся, это намерение и желание в отношении того, чтобы убрать Эйхе, не только мое и твое, а очень многих, и мы этим самым сделаем большое дело”. После этого я дал согласие. Иордан сказал, что мне необходимо создать террористическую группу из числа надежных лиц, которые бы обеспечили выполнение этого задания».

Следователь Корпулев стал выяснять детали террористического акта и потребовал от Станчича рассказать, как и кем готовился план покушения на секретаря Эйхе.

Станчич отвечал: «Литвиновым был предложен план убийства Эйхе путем организации искусственной катастрофы на сцене, каковую должны были подготовить он, Литвинов, Халипер и Ратуш. Катастрофу намечено было организовать следующим образом: к потолку сцены над столом президиума намечалось подвесить железную балку весом в 250–300 килограмм, которая для маскировки обертывается сценичным полотном. В условленное время блоки балки обрубаются, и балка падает на стол президиума. Такой план считался наиболее приемлемым, так как давал бы возможность совершившим теракт быстро скрыться от задержания, и этот план был одобрен Иорданом. <…> Выполнение плана приурочивалось к одному из торжественных заседаний в октябрьские или майские торжества. Но выполнить его не удалось, так как каждый раз НКВД производило тщательный осмотр здания театра, а из посторонних лиц во время торжественного заседания на сцену никто не допускался…»

Следователь потребовал затем назвать остальных участников организации, причастных к покушению на Эйхе. Протокол зафиксировал следующий ответ Станчича: «В конце 1935 или начале 1936 года Иордан говорил мне, что зав. отделом по делам искусств Ганжинский3 также является участником правотроцкистской организации».

После этого Станчич перешел к описанию «практической контрреволюционной работы» группы. «В театре “Красный факел”, – отмечал в протоколе следователь, – нами неправильно расходовались гос. средства и допускались нарушения финансовой дисциплины. <…> Допускались факты засорения репертуара идеологически вредными пьесами: “Далекое” врага народа Афиногенова4 и “Большой день” врага народа Киршона5. Коллектив театра нами значительно засорен чуждым элементом: б. служившие в царской и белой армиях, выходцы из буржуазии, дворяне, осужденные в свое время за контрреволюцию; б. кулаки, антрепренеры и т. д.».

В качестве одного из примеров вредительства своей «группы» директор Станчич назвал также реконструкцию театра и ремонтные работы, проведенные в 1935–1936 гг. Он отметил, что за этот период администрацией были потрачены очень большие государственные средства на строительство новой сцены, удлинение зрительного зала и другие виды работ, но качество ремонта и капитального строительства в итоге оказалось таким, что в театре многое пришлось переделывать заново.

По итогам чекистского «расследования» вскоре появилось обвинительное заключение (см. ниже), на основании которого предстояло вынести приговор. 7 декабря 1937 г. тройка УНКВД по Новосибирской области приняла окончательное решение о судьбе каждого участника дела о «театральном заговоре». Четыре руководителя театра «Красный факел» – Иван Станчич, Яков Халипер, Наум Ратуш и Фёдор Литвинов – были приговорены к расстрелу с конфискацией личного имущества. В тот же день приговор привели в исполнение.

Расстрелян был также ряд руководителей учреждений культуры Новосибирской области, привлеченных к расследованию «дела» в качестве свидетелей. Реабилитация жертв этой расправы состоялась лишь спустя 20 лет – в апреле 1958 г.

В прилагаемом ниже документе воспроизводятся некоторые детали чекистского «следствия». Сохранены стилистические и орфографические особенности оригинального текста.

«УТВЕРЖДАЮ»

ЗАМ. НАЧ. УНКВД по Н/СИБ. ОБЛ.

МАЙОР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ

(МАЛЬЦЕВ) [подпись]

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(по делу № 19448)

ПО ОБВИНЕНИЮ:

СТАНЧИЧ Ивана Людвиговича,

ХАЛИПЕР Якова Абрамовича,

ЛИТВИНОВА Фёдора Семёновича,

РАТУШ Наума Исаевича

по ст. ст. 58-6-8-11 УК РСФСР.

В августе ноябре 1937 г. Управлением Государственной Безопасности УНКВД по Новосибирской области, в театре «Красный факел» г. Новосибирска была вскрыта и ликвидирована контрреволюционная террористическая организация, возглавляемая быв. директором театра СТАНЧИЧ И. Л.

Проведенным следствием по делу установлено, что СТАНЧИЧ Иван Людвигович, быв. подданный Югославии, в 1935 г. по заданию активного участника к-р. диверсионно-шпионской организации ИОРДАН в театре «Красный факел» создал к-р. террористическую группу, в состав которой завербовал: быв. главного режиссера и художественного руководителя театра ЛИТВИНОВА Фёдора Семёновича, в прошлом почтово-телеграфный чиновник; быв. зам. директора театра горсада им. Сталина ХАЛИПЕР Якова Абрамовича, сын торговца.

Участником к-р. группы ЛИТВИНОВЫМ в том же году был завербован в к-р. группу быв. пом. режиссера по сцене, исключенный из ВЛКСМ РАТУШ Наум Исаевич (л. д. 21-22, 30, 31-36, 49-50, 58).

Участники к-р. группы вели активную подготовку к совершению убийства кандидата в члены политбюро ЦК ВКП(б), быв. секретаря Запсибкрайкома ВКП(б), ныне Наркома Земледелия Союза ССР тов. Р. И. ЭЙХЕ.

С этой целью последними на проводимых ими к-р. сборищах разрабатывался подробный план совершения террористического акта в момент нахождения т. ЭЙХЕ в здании гортеатра.

Участником к-р. группы ЛИТВИНОВЫМ, совместно с РАТУШ, к потолку сцены над столом президиума Горсовета, посвященного 19 годовщине Октября, была подвешена на канатах железная балка весом в 250300 кгр., обвернутая в сценическое полотно. В момент торжественного заседания пленума РАТУШЕМ канаты поддерживающие балку должны были обрезаться и тяжестью балки убить участников президиума и т. ЭЙХЕ.

Однако террористический акт не состоялся благодаря того, что РАТУШ Н. И. растерялся, не подрезав канаты поддерживающие балку, со сцены сбежал.

После этого участниками к-р. группы СТАНЧИЧ, ЛИТВИНОВЫМ, ХАЛИПЕР и РАТУШ вновь обсуждался вопрос о совершении террористического акта. Но выполнить его не удавалось.

Кроме того, СТАНЧИЧ, ЛИТВИНОВ, ХАЛИПЕР и РАТУШ вели к-р. вредительскую работу в области искусства и ремонта зданий театра. Пропагандировали авербаховщину6 защитой и постановками антихудожественных и антисоветских пьес ФИНОГЕНОВА7, КИРШОНА и др. и старых пьес, рассчитанных на сентиментальные или сексуальные вкусы публики, протаскивали халтурные постановки на сцену по своему содержанию, по форме декоративного оформления и игре артистов.

При постановке пьес классического репертуара они извращались формализмом, вносимым в самый характер постановки и игры пьес.

Ремонт здания театра в течение нескольких лет производился умышленно недоброкачественно, с затратой на него больших средств.

Работа горсада была поставлена исключительно плохо и культурные запросы масс не удовлетворялись.

Участники к-р. группы СТАНЧИЧ, ЛИТВИНОВ, ХАЛИПЕР и РАТУШ среди коллектива гортеатра распространяли к-р. клевету на ВКП(б) и советское правительство, пропагандировали идеи фашизма.

Руководитель к-р. группы СТАНЧИЧ И. Л. проводил шпионскую работу в пользу Германии и был связан с агентом германской разведки СТРОИЛОВЫМ8(л. д. 19-28, 30-34, 36-37, 49-52, 58-65, 67-71).

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ОБВИНЯЮТСЯ:

1. СТАНЧИЧ Иван Людвигович, 1899 г. рожд., урож. г. Брод, Югославия, по национальности хорват, гр-н СССР, до 1923 г. подданный Югославии, происходит из служащих, имеет незаконченное высшее образование (музыкальное). Состоял в ВКП(б) с 1930 по октябрь 1937 г., исключен за связь с врагами народа и развал работы театра. До ареста работал директором театра «Красный факел» г. Новосибирска.

В ТОМ, ЧТО:

1. Являлся агентом германской разведки, проводил сбор шпионских сведений, которые через шпиона СТРОИЛОВА передавал в германское консульство в Новосибирске.

2. В 1935 г. по заданию активного участника к-р. шпионско-террористической организации ИОРДАНА в театре создал к-р. террористическую группу, в которую завербовал ЛИТВИНОВА и ХАЛИПЕР.

3. Совместно с участниками к-р. группы проводил активную подготовку к совершению убийства кандидата в члены политбюро ЦК ВКП(б), быв. секретаря Запсибкрайкома ВКП(б), ныне Наркома Земледелия Союза ССР тов. Р. И. ЭЙХЕ.

С этой целью ЛИТВИНОВ и РАТУШ в ноябре 1936 г. в момент торжественного заседания президиума Горсовета, посвященного 19 годовщине Октября, была организована искусственная катастрофа на сцене.

На сцене театра над столом президиума была подтянута железная балка весом в 250–300 кгр., обвернутая в сценическое полотно, с тем, чтобы обрезать канаты, поддерживающие балку и тяжестью балки убить участников президиума и т. ЭЙХЕ.

Однако РАТУШ, которому была поручена обрубка каната, этого не сделал, растерялся и со сцены сбежал.

4. Не выполнив этот план, СТАНЧИЧ с участниками к-р. группы вновь обсуждали вопрос о совершении террористического акта над т. ЭЙХЕ, но выполнить его не удавалось.

5. Проводил к-р. вредительскую деятельность в искусстве, пропагандировал авербаховщину защитой и постановками антихудожественных и антисоветских пьес ФИНОГЕНОВА, КИРШОНА и др. и старых пьес, рассчитанных на сентиментальные или сексуальные вкусы публики.

6. Ремонт здания театра проводил умышленно недоброкачественно, с затратой на него больших средств.

7. Распространял к-р. клевету на ВКП(б) и Советское правительство, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-6-8-11 УК РСФСР.

Виновным себя признал. Изобличается показаниями обвиняемых ХАЛИПЕР Я. А., ЛИТВИНОВА Ф. С., ГАНЖИНСКОГО Л. В., ЖУРАВЛЕВА В. В. и свидетеля ПУХНАЧЕВА В. М.

2. ХАЛИПЕР Яков Абрамович, 1903 г. рожд., урож. г. Цюрупинска, УССР, гр-н СССР, еврей, сын торговца, имеет среднее образование. До ареста работал зам. директора театра «Красный факел» г. Новосибирска.

В ТОМ, ЧТО:

1. Являлся активным участником к-р. шпионско-террористической группы в театре «Красный факел», в которую был завербован в конце 1935 г. СТАНЧИЧ И. Л.

2. Участвовал на к-р. сборищах группы, где разрабатывался план убийства кандидата в члены политбюро ЦК ВКП(б), б. секретаря Запсибкрайкома ВКП(б), ныне Наркома Земледелия СССР т. Р. И. ЭЙХЕ.

3. Был осведомлен о подготовке участниками к-р. группы террористического акта над т. ЭЙХЕ 6 ноября 1936 г. путем организации катастрофы на сцене театра.

4. Умышленно недоброкачественно в 1936–37 гг. проводил ремонт здания театра, на который затрачены большие суммы денег.

5. В 1937 г. сорвал выполнение программы сада им. Сталина как по строительству, так и художественному репертуару.

6. Распространял к-р. клеветнические измышления против руководителей партии и правительства, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-6-8-11 УК РСФСР.

Виновным себя признал. Изобличается показаниями обвиняемых СТАНЧИЧ И. Л., ЛИТВИНОВА Ф. С., ГАНЖИНСКОГО Л. В., ЖУРАВЛЕВА В. В. и свидетеля ПУХНАЧЕВА В. М.

3. ЛИТВИНОВ Федор Семенович, 1895 г. рожд., урож. с. Красногоревка, б. Воронежской губ., русский, гр-н СССР, б. почтово-телеграфный чиновник. Имеет среднее образование, быв. главный режиссер и художественный руководитель театра «Красный факел» г. Новосибирска.

В ТОМ, ЧТО:

1. Являлся активным участником к-р. шпионско-террористической группы в театре «Красный факел», в которую был завербован СТАНЧИЧ И. Л. в средине 1935 г.

2. Завербовал в группу РАТУШ Н. И.

3. По заданию СТАНЧИЧ разрабатывал план и подготовил катастрофу 6/XI-36 г. на сцене театра с целью убийства кандидата в члены политбюро ЦК ВКП(б), б. секретаря Запсибкрайкома ВКП(б), ныне Наркома Земледелия СССР т. ЭЙХЕ, но катастрофа не произошла благодаря того, что участник группы РАТУШ растерялся и данное ему задание не выполнил.

4. После того вновь принимал меры к организации террористического акта над т. ЭЙХЕ, но безрезультатно.

5. Пропагандировал авербаховщину защитой и постановки антихудожественных и антисоветских пьес ФИНОГЕНОВА, КИРШОНА и др. и старых пьес, рассчитанных на сентиментальные или сексуальные вкусы публики.

При постановке пьес классического репертуара извращал их формализмом, вносимым в самый характер постановки и игры пьесы.

6. Распространял к-р. клевету на руководителей партии и правительства.

7. Пропагандировал фашистские идеи, восхвалял Гитлера, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-6-8-11 УК РСФСР.

Виновным себя признал только в принадлежности к к-р. группе, отрицает террористическую деятельность. Достаточно изобличается показаниями обвин. ЖУРАВЛЕВА В. В., ГАНЖИНСКОГО Л. В., СТАНЧИЧ И. Л., ХАЛИПЕР Я. А. и свидетеля ПУХНАЧЕВА В. М.


 

4. РАТУШ Наум Исаевич, 1914 г. рожд., урож. г. Житомира, гр-н СССР, еврей, сын торговца, имеет низшее образование. До ареста работал пом. режиссера по сцене театра «Красный факел» г. Новосибирска.

В ТОМ, ЧТО:

1. Являлся активным участником к-р. шпионско-террористической группы в театре «Красный факел», в которую был завербован ЛИТВИНОВЫМ.

2. По заданию участников к-р. группы СТАНЧИЧ и ЛИТВИНОВА должен был 6/XI-36 г. совершить катастрофу на сцене театра с целью убийства кандидата в члены политбюро ЦК ВКП(б), б. секретаря Запсибкрайкома партии, ныне Наркома Земледелия СССР т. Р. И. ЭЙХЕ, растерялся и задание не выполнил.

3. Распространял к-р. клевету против руководителей партии и правительства, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58-6-8-11 УК РСФСР.

Виновным себя не признал. Изобличается показаниями обвин. СТАНЧИЧ, ХАЛИПЕР, ЛИТВИНОВА, ЖУРАВЛЕВА, ГАНЖИНСКОГО.

Настоящее дело подлежит рассмотрению особой тройки при УНКВД по Новосибирской области.

Пом. Нач. Отд-ния 4 Отдела УГБ

Мл. Лейтенант Гос. Безопасности (КОРПУЛЕВ) [подпись]

«СОГЛАСЕН». Зам. Нач. 4 Отдела УГБ УНКВД по Н/Сиб. обл.

Ст. Лейтенант Гос. Безопасности (ДЫМНОВ) [подпись]


 

СПРАВКА

Арестованные СТАНЧИЧ И. Л. и ХАЛИПЕР Я. А. содержатся под стражей в ДПЗ с 29/ХI-37 г., ЛИТВИНОВ Ф. С. с 9/VIII-37 г. и РАТУШ Н. И. с 8/VIII-37 г.

Вещественных доказательств по делу нет.

Пом. Нач. Отд-ния 4 Отдела УГБ

Мл. Лейтенант Гос. Безопасности (КОРПУЛЕВ) [подпись]


 

1Эйхе Роберт Индрикович – советский партийный и государственный деятель; 1890 г. р., урож. Курляндии. Чл. РСДРП с 1905 г. Работал в Сибири с 1922 г.: пред. Сибпродкома, зам. пред. Сибревкома, пред. Сибкрайисполкома. С 1929 по 1937 г. – секретарь Сибкрайкома, Запсибкрайкома, Новосибирского обкома и горкома ВКП(б). В 1937–1938 гг. – нарком земледелия СССР. Кандидат в чл. Политбюро ЦК ВКП(б) (с 1935-го). В апреле 1938 г. арестован, подвергнут пыткам, в феврале 1940-го расстрелян.


 

2 Иордан Юрий Александрович – советский работник; в 1930-х – директор Новосибирского планового института; затем – зав. отделом народного образования Запсибкрайисполкома (КрайОНО). Арестован в 1937 г. Расстрелян.


 

3Ганжинский Лев Виссарионович – советский работник; 1895 г. р., урож. с. Ягодная Поляна Озерской вол. Саратовской губ.; из семьи учителя. Образование н/высшее. В 19171920 гг. состоял в партии эсеров (ПСР). С 1920 по 1937-й – в рядах ВКП(б). На момент ареста – зав. отделом по делам искусств Новосибирского облисполкома. Арестован в 1937 г. Расстрелян.


 

4Афиногенов Александр Николаевич – советский драматург; 1904 г. р. Чл. ВКП(б) с 1924 г. В конце 1936-го подвергся нападкам, пьесы признаны идеологически вредными и запрещены. В 1937 г. исключен из ВКП(б) и Союза советских писателей. Репрессирован не был. Погиб в октябре 1941 г. во время бомбежки.


 

5Киршон Владимир Михайлович – советский драматург; 1903 г. р. Чл. ВКП(б) с 1920 г., в 1937-м исключен. Арестован в 1937 г. Расстрелян.


 

6Термин от фамилии Л. Л. Авербаха, обозначавший левацкое направление в советской литературе и искусстве, официально осужденное в 1930-х годах; синоним воинственной и беспочвенной критики в советской писательской среде.

Авербах Леопольд Леонидович – 1903 г. р., советский литературный критик; один из основателей Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП). Чл. ВКП(б) с 1920 г.; гл. редактор журнала «На литературном посту». Арестован в апреле 1937 г. Расстрелян.

7Так в тексте (здесь и далее).


 

8Строилов Михаил Степанович – 1899 г. р., горный инженер и изобретатель; в 1935–1936 гг. – главный инженер треста «Кузбассуголь». Арестован 21.09.1936. Проходил обвиняемым на показательном судебном процессе по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» (январь 1937 г.). Приговорен к 8 годам ИТЛ. 08.09.1941 приговорен Военной коллегией Верх. Суда СССР к ВМН. Расстрелян 11.09.1941.


 

ПухначевВасилий Митрофанович – в 1937 г. зам. директора Новосибирского городского клуба им. Сталина; был привлечен по делу как свидетель, давал показания о нарушениях финансовой и хозяйственной дисциплины в учреждениях массовой культуры и отдыха.