За журнальными полями

Дорогие наши читатели!

А. Г. Заковряшин. Максим Горький. Дружеский шарж. 1933.

Появление этой рубрики нам продиктовала сама жизнь. Журнал «Сибирские огни», расширяя сферу своей деятельности, иногда не успевает за событиями быстро бегущего времени. Да, у нас есть раздел «Новости», но в нем мы размещаем, как правило, только информацию о том или ином событии, но остаются еще и тексты, и живые отзывы, а то и заметки, которые далеко уходят за эти новостные рамки. А журнал выходит только один раз в месяц, да и размеры его далеко не безграничны. Вот по этой причине и появилась на нашем сайте новая рубрика — «За журнальными полями». Мы планируем печатать писательские заметки, отклики на опубликованные материалы, письма читателей, а также размещать специальные выпуски «Сибирских огней».

Надеемся, что новая рубрика понравится нашим читателям, надеемся, что она будет поддержана ими, а значит и будет востребована.

Где и как министру удается писать стихи, что происходит и будет происходить с культурой Алтайского края и насколько хорош журнал «Алтай» – в интервью лауреата премии «Сибирских огней» Елены Безруковой поэту и журналисту Юрию Татаренко.

Родилась в 1976 году в Барнауле. Окончила юридический факультет Алтайского государственного университета в 1998 году и психологический факультет Томского государственного университета в 2005 году. С 1997 года работала юрисконсультом в Алтайском краевом центре народного творчества и досуга, с 1998 года — в Алтайской краевой коллегии адвокатов, с 2006 года — юрисконсультом в управлении Алтайского края по культуре, с 2009 года — заместителем начальника управления, начальником отдела библиотек, искусств и народного творчества, с 2010 года — и.о. начальника управления. В ноябре 2012 года назначена начальником управления, с октября 2018-го — министр культуры Алтайского края. Член Союза писателей России, автор четырех поэтических книг: «После таянья льда», «Набросок», «Ре», «Книга ветра». Лауреат премии журнала «Сибирские огни».

— Как провели Год театра на Алтае?

— Он прошел очень насыщенно. Главными итогами считаю следующие. Был учрежден новый всероссийский фестиваль театров кукол «Зазеркалье». Также введены в эксплуатацию два очень важных объекта: сдан многоквартирный жилой дом для работников культуры, где большая часть служебных квартир предоставлена артистам, и завершена реконструкция одного из двух муниципальных театров в Алтайском крае — Рубцовского драматического театра.

Кроме того, важным событием стало учреждение звания «Заслуженный...

Предлагаем вашему вниманию специальный выпуск «Сибирских огней», посвященный Сузунскому медеплавильному заводу.

Сузунский медеплавильный завод — одно из металлургических предприятий огромнейшего административно-хозяйственного комплекса, существовавшего на юго-востоке Западной Сибири, — Колывано-Воскресенского (Алтайского) горного округа. Строительство завода началось в 1764 году. Предприятие функционировало в течение почти 150 лет, производя главным образом медь в слитках. Но слово «завод» — применительно к Сузуну — вмещает в себя больше, чем словарное его определение; Сузунский завод — это больше, чем просто промышленное предприятие, комплекс цехов и хозяйственных построек. Во-первых, одноименное название носил еще и поселок, возведенный одновременно с заводом, растущий и развивающийся вместе с ним. Во-вторых, с Сузунским заводом тесно и неразрывно связана работа Сузунского монетного двора. Этот единственный за Уралом, самый восточный монетный двор Российской империи знаменит, конечно же, тем, что здесь с 1766 по 1781 год выпускались особые сибирские монеты.

Специальный выпуск включает в себя материалы, в том числе эксклюзивные и малодоступные, благодаря которым можно не только узнать некоторые интересные факты, подробно познакомиться с отдельными страницами истории завода, монетного двора, заводского поселения XVIIIXIX в., но и — для тех, кто слышит о Сузунском медеплавильном заводе впервые, — получить общие основные сведения.

Появление специального выпуска приурочено сразу к двум юбилейным датам: 255-летию Сузуна и 95-летию Сузунского района Новосибирской области.

ВложениеРазмер
Иконка PDF so-2019-suzun.pdf8.79 МБ

Всегда приятно, когда становишься свидетелем исторического события. Личная ограниченность сменяется чувством причастности к чему-то вневременному, значимому, тому, что «навсегда». Увы, выстрела «Авроры» я не слышал, не видел живого выступления «Битлов». Будучи литературным человеком, долго ждал нечто такое, что можно прочитать и сказать: «Свершилось». За этим простым словом – тектонический слом эпох, смена эона, как выразились бы мистически одарённые люди.

«Свершилось» прозвучало, когда я открыл десятый номер журнала «Дружба народов», в котором опубликован «Манифест новой российской литературы». Автор (лучше бы, конечно, пророк) – Артемий Леонтьев. Прозаик из Екатеринбурга озвучил революционный документ в сентябре в Ульяновке (каков контекст) на международном форуме молодых писателей. Новость о манифесте пронеслась по социальным сетям, литературная публика не жалела капслоков, общее настроение почему-то рождало воспоминание о залихватском: «Есть такая партия!». Очевидцы утверждали, что когда автор зачитывал свой текст, то многие просто выбегали из зала, трясущимися руками прикуривали и не могли вымолвить ни слова. Я выдохну за всех. Словами.

Как и положено, манифест начинается строго и директивно: «Считаю, что на данный момент в современной российской словесности сложились две главные проблемы». Автор выкатывает: «Во-первых, я убеждён, что нам, авторам, вне зависимости от возраста и степени известности, нужно научиться ярко выраженной стилистической индивидуальности». Сразу скажу, что «во-вторых» читатель не дождётся. Но не будем придираться, ведь речь идёт о...

Как живет литературная Москва, в чем плюсы и минусы поэтического слэма, какие книги нужно прочитать, чтобы заразиться поэзией и удастся ли потом прокормиться одними стихами – в интервью Андрея Родионова поэту и журналисту Юрию Татаренко.

Андрей Родионов — поэт, драматург, культуртрегер. Окончил Московский полиграфический институт. Много лет работал в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в красильном цехе. Автор восьми поэтических сборников. Публиковался в альманахах «Вавилон» и «Авторник», журналах «Новый мир», «Октябрь», «Воздух», «Homo Legens» и др. Член Товарищества мастеров искусств «Осумбез» (2002–2005). Директор и куратор литературных фестивалей в Перми, Воронеже, Канске, Москве.

Вместе с женой Екатериной Троепольской написал пять поэтических пьес, организовал фестиваль видеопоэзии «Пятая нога». Организатор и ведущий Московского поэтического слэма с 2003 г. и Всероссийского слэма с 2010 г. Исполняет роль Сократа в постановке диалога Платона «Пир» в «Театре.doc» и роль Лешего в спектакле «Зарница» в ЦИМ. Победитель поэтического турнира «Русский слэм» (2002). Лауреат премии «Триумф» (2006), Григорьевской поэтической премии (2013), премии журнала «Дети Ра» (2016).

 

— Что, на ваш взгляд, представляет собой современная Москва поэтическая?

— Главный признак Москвы поэтической — ее сегментированность. Этих частей много, и они между собой не пересекаются. Некоторые группы лиц вообще слыхом не слыхивали друг о друге.

Актуальная поэзия — «Воздух» Дмитрия Кузьмина, премия Драгомощенко, поэтическая площадка Центра Вознесенского, где литературную...

«Большая чи(с)тка» – разговор о современной русской литературе с Михаилом Хлебниковым. Слишком «Земной рай» Сухбата Афлатуни.

«Большая чи(с)тка» добралась и до представителей ближнего зарубежья, выдвинутых на соискание «Большой книги». Первым на очереди у нас «Земной рай» Сухбата Афлатуни — узбекского поэта и прозаика, пишущего на русском языке.

Под настоящим именем — Евгений Абдуллаев — публикуются критические статьи номинанта, Сухбат Афлатуни отвечает за поэзию и прозу. Неспешная победная поступь постмодернизма может привести к тому, что Абдуллаев откликнется на очередной роман Афлатуни сдержанно-положительной рецензией с указанием на отдельные недостатки книги. Но пока это время не наступило, откликнусь я и подчеркну отдельные достоинства «Земного рая» Афлатуни.

Для начала отметим, что автор отнюдь не дебютант в крупной прозе. Начинал он с «Ташкентского романа» в 2006 году. Потом, после десятилетнего перерыва, выходит «Поклонение волхвов». Долгую паузу должны были компенсировать целых два тома нового романа, но никто особенно не оценил размаха и не назвал «Поклонение...» долгожданным. В 2016 г. появляется «Муравьиный царь». Четвертый роман — «Земной рай» достиг относительного успеха, свидетельством чему его присутствие в коротком списке премии.

Театр начинается с гардероба, книга — с аннотации. И здесь роман Афлатуни, безусловно, интригует:

Две обычные женщины Плюша и Натали живут по соседству в обычной типовой пятиэтажке...

Одно предложение, но здесь уже все хорошо: «Натали в типовой пятиэтажке» и «обычная женщина Плюша». Может быть, мой жизненный опыт ограничен,...

«Большая чи(с)тка» – разговор о современной русской литературе с Михаилом Хлебниковым. Неоднозначная «Жизнь А.Г.» Вячеслава Ставецкого.

Продолжаем наш марафон по пересеченной местности «Большой книги», отмеченной многочисленными спусками и редкими возвышенностями. На очереди самый молодой из претендентов — Вячеслав Ставецкий с романом милосердного объема «Жизнь А.Г.». В отличие от других участников забега книга молодого ростовского прозаика не так раскручена и не пользуется у публики успехом, сопоставимым с популярностью романов Яхиной или Служителя. В послужном списке Ставецкого финал «Дебюта» в 2016 г. Публикуется автор в журнале «Знамя», в котором и напечатан номинируемый роман.

Интересно, что «Жизнь А.Г.» входит в состав большого цикла — «Необъявленные хроники Запада». Задуманный и пока еще полностью не воплощенный цикл относится к такому редкому в серьезной прозе жанру, как альтернативная история. Как правило, в рамках обозначенного жанра работают или коммерческие авторы, или творцы с достаточно скромными литературными способностями, для которых деформация прошлого — единственный способ избежать неприятного настоящего. Посмотрим, что вырастил автор на этом специфическом литературном поле.

«Жизнь А.Г.» рассказывает о жизни и смерти Аугусто Гофредо Авельянеды де ла Гардо — тирана, мечтателя, мученика власти. Герой родился в Испании в конце позапрошлого века, когда могучая когда-то империя теряла последние заморские территории, будущее и уважение к самой себе. Ощущение заката хотя и травмировало детство Аугусто, но одновременно породило жажду реванша: «Он, сидя на...

Кто был самым великим поэтом второй половины ХХ века, кем является настоящий писатель и можно ли зарабатывать литературой – в интервью писателя Михаила Стрельцова поэту и журналисту Юрию Татаренко.

Михаил Михайлович Стрельцов родился в 1973 году в городе Мыски Кемеровской области. В 1995-м окончил Кемеровский государственный институт культуры и искусств. Поэт, прозаик, член Союза российских писателей, председатель Красноярского регионального отделения Литературного сообщества писателей России (Литфонда). Участник российских литературных фестивалей и форумов, где часто выступает соруководителем семинаров. Автор 13 книг стихов и прозы. Под редакцией и при участии Стрельцова вышло более 250 книжных изданий в Красноярске и Москве.

Что и когда побудило в первый раз выложить свои гениальные мысли на бумагу? Когда их прочитали первые читатели?

— Лет в шесть где-то. Я уже бегло читал (мама научила) и знал, как писать все буквы (только твердый и мягкий знак не выучил). Смотрел сказки по телевизору либо читал, хотелось продолжения — вот сам и придумывал продолжения «Карлсона», «Ну, погоди!», «Приключений желтого чемоданчика», «Трех мушкетеров»... Сам рисовал картинки к ним в тетрадки, переписывал, перерисовывал — думал, что писатели сами всё делают: и пишут, и рисуют, и тиражируют. Потом проставлял цену на тетрадках и продавал родственникам и родителям соседских друзей. С тех пор, можно сказать, в этом вопросе мало что для меня изменилось — всю жизнь в той или иной степени связан с книгоизданием.

— Кто для вас идеальный герой?

— Со временем мой герой выкристаллизовался в...

«Большая чи(с)тка» – разговор о современной русской литературе с Михаилом Хлебниковым. Может ли актёр перевоплотиться в кота или сомнительные «Дни Савелия».

Существует множество книг на тему «Как написать бестселлер». Некоторые из них даже проиллюстрированы сложными, загадочными графиками и таблицами, которые окончательно запутывают самого прилежного читателя, усвоившего такие понятия, как «удачная флуктуация на рынке» или «ДНК бестселлера». Не претендуя на создание очередного «Кода бестселлера», отмечу куда более скромный, локальный, но не менее интересный эффект. Иногда книга и ее автор выигрывают не за счет писательских усилий или попадания «в яблочко» читательских ожиданий, а благодаря «неучтенному фактору».

  Поясню этот момент на примере очередного претендента на высокие места в списке «Большой книги». Итак, «Дни Савелия» Григория Служителя. Как и «Опосредованно» Сальникова, роман выпущен в «Редакции Елены Шубиной». Примечательно? Да. Но это не то, что выделяет книгу. Делает ее особенной предисловие Евгения Водолазкина. Роман последнего «Брисбен» также в числе претендентов на миллионы «Большой книги». Издан он также в редакции Елены Шубиной, что делает премию вообще похожей на добрый семейный праздник. Но опять же — отстранимся, хотя тема и привлекает. Поговорим о самом предисловии признанного мастера слова, ибо оно, как ни странно, улучшает книгу Служителя.

Объяснюсь. После его прочтения у читателя начинается самая настоящая аллергия. Приторность растет постепенно, но неумолимо:

 

Бывает так, что талантливый актер и талантливый писатель соединяются в одном лице....

«Большая чи(с)тка» – разговор о современной русской литературе с Михаилом Хлебниковым. От абсурдизма Алексея Сальникова к мистицизму Евгении Некрасовой.

Среди номинантов на премию «Большая книга» выделим «Калечину-малечину» Евгении Некрасовой. И обращает она на себя внимание двумя объективными факторами: молодостью автора и скромным объемом выдвинутого на премию романа.

Нередко молодые прозаики пытаются удивить читателей и критиков, выкатив нечто основательное, вложиться в листаж. Несмотря на несолидный — для столь солидной премии — возраст, Некрасова уже писатель с биографией. Среди высших, до сегодняшнего дня, достижений — получение премии «Лицей» в 2017 году. Публикации в серьезных изданиях: «Новый мир», «Знамя», «Волга» (счастливый для А. Сальникова, другого финалиста «Большой книги», журнал). Все очень неплохо для успешной, если она вообще возможна, писательской карьеры в России. Объем книги (роман растянут почти на триста страниц: солидные поля, размер букв, говорящий об искренней заботе издателей о зрении читателей, и даже немаленькая серия рисунков для наглядности) не может обмануть опытного книгочея. Перед нами скорее повесть. Ход событий, персонажи — все указывает на этот прекрасный и плодотворный для русской литературы жанр. Но выдвигать на премию «Большая книга» повесть — несерьезно, поэтому простим издателям нехитрые, всем нам знакомые трюки. И большой плюс автору — за отказ лить слова ради самих слов, нагонять количество знаков, которое, по Гегелю, должно перейти в качество. Судя по другим текстам, представленным в коротком списке «Большой книги», многие...

Как живётся редакторам толстых журналов, что говорил Константин Комаров на Третьем региональном совещании сибирских авторов и зачем шутить, когда не смешно – в интервью поэта Дмитрия Мурзина поэту и журналисту Юрию Татаренко.

 

Родился 28 апреля 1971 года. Выпускник КемГУ и Литинститута им.Горького. Поэт, автор книг «Белое тело стиха», «Ангелопад», «Полноценный валет», «Носитель языка», «Клиническая жизнь», «Бенгальская вода», «Новое кино». Член Союза писателей России. Ответственный секретарь литературного журнала «Огни Кузбасса». Награжден золотой медалью «Василий Шукшин». Финалист первого всероссийского турнира «Красная площадь. Время поэтов».Живет в Кемерове.

— Начнем с хорошо знакомой вам темы алгебры и гармонии. Вы по первому образованию математик. Как это влияет на стихи? Они просчитываются?

— Стихи не просчитываются. А математика, как и любая строгая наука, влияет на творчество благотворно. После матфака я учился на филфаке, где математической строгости и обязательности очень не хватало. Почему-то в гуманитарных науках считается в порядке вещей, когда одно и то же повторяется разными словами десять раз подряд и вроде как этим все доказано. (Улыбается.)

А что касается гармонии... Наверное, она у каждого своя. Считаю верлибр хаосом. Управляемым отчасти – но все же хаосом.

— Какой недостаток готовы простить обычному человеку, не поэту?

— А почему вы противопоставляете поэтов и простых граждан?

— Пищущие стихи — зачастую с прибабахом...

— То, что считается прибабахом, может быть проявлением индивидуальности. А недостатков у поэтов должно быть меньше, чем у обычных...

Страницы