Вы здесь

Линогравюры Константина Баранова

Константин Яковлевич Баранов (1910–1985) — график. Учился в Иркутских государственных художественных мастерских у И. Л. Копылова, Я. Н. Николаева (1928–1930). Член Ассоциации художников революции (с 1931), Российской ассоциации пролетарских художников (с 1932), Союза художников СССР (с 1933). Сотрудничал в качестве художника в новосибирских журналах «Товарищ», «Сибирские огни», «Охотник и рыбак Сибири». В 1947–1956 гг. — главный художник Казахского государственного издательства (Алма-Ата). Участник II западносибирской краевой художественной выставки в Новосибирске (1934); выставок советской цветной гравюры и гравюры художников районной печати в Москве (1937); Всесоюзной художественной выставки «Индустрия социализма» в Москве (1939); многочисленных выставок произведений художников Казахстана и Средней Азии в Алма-Ате, Ташкенте, Чимкенте, Караганде (с 1948). Персональные выставки К. Я. Баранова состоялись в Алма-Ате (1960, 1970), Караганде (1963).


 

Константин Яковлевич Баранов по праву может быть назван одним из самых талантливых графиков, работавших в Сибири в 1930-х гг. Произведения этого автора не только привлекают внимание к его неординарной творческой личности, но и отражают характерные черты региональной художественной культуры эпохи, позволяют представить стилистические возможности линогравюры — одной из наиболее популярных гравировальных техник указанного времени.

Лишь одно десятилетие долгой творческой жизни К. Я. Баранова связано с Новосибирском. Он приехал сюда в 1930 г., завершив занятия в художественной студии И. Л. Копылова в Иркутске. Оказавшись в активной профессиональной среде тогдашнего Новосибирска, молодой художник получил возможность развивать свое дарование в станковой, книжной и журнальной графике, участвовать в значительных выставках. Годы, проведенные в нашем городе, стали временем становления и совершенствования его мастерства в искусстве линогравюры, способной воспроизводить напряженные контрасты темного и светлого, показывать мелкие детали или, напротив, подчеркивать выразительность обобщенных силуэтных форм. Испытав влияние выдающихся графиков первой половины ХХ века В. А. Фаворского, А. И. Кравченко, П. Н. Староносова, К. Я. Баранов стремительно осваивает художественный язык гравюры на линолеуме и достигает в своих произведениях виртуозности энергичных линий, увлекательной зрелищности, взволнованной эмоциональности образов. «Веселая энергия, с какой К. Баранов резал гравюру, видна в характере каждого штриха», — замечает искусствовед П. Д. Муратов, размышляя о свойствах гравировального почерка художника, о его тяготении к подробнейшей проработке всего пространства листа, к пластической красоте рисунка.

В работах К. Я. Баранова нашли яркое воплощение две магистральные темы сибирского искусства 1930-х гг. — этнографическая и индустриальная. Интерес к культуре коренных народов края, возникший у художника еще в иркутской студии, зрело и глубоко проявился в иллюстрациях к «Песням Алтая» И. Е. Ерошина и в особенности — к «Северным сказкам» М. И. Ошарова.

Одаренный писатель, этнограф и фольклорист Михаил Иванович Ошаров (18941937), немало лет проживший среди кочевников Енисейского Севера, вошел в историю сибирской литературы обширным собранием сказаний эвенков, кетов, долган, ненцев, записанных и обработанных им. Эти сказки публиковались в нескольких номерах журнала «Сибирские огни» в 1933 г., а в 1936-м были изданы в Новосибирске отдельной книгой.

Гравюры К. Я. Баранова, сопровождавшие их, созвучны тому чуткому пониманию художественной образности северных преданий, которое столь ясно проявляется в записях М. И. Ошарова. Эти листы отличаются красотой тонкого, гибкого штриха, своеобразием сложных композиций, передающих цельный, поэтический взгляд на устройство мира, присущий фольклору исконных жителей сибирского Севера. Повторяющиеся и перекликающиеся мотивы горных хребтов, подобных высоким волнам, извилистой реки и дороги, ведущей от земли к небесам, соединение в одном изображении разных пространственных и временных пластов — все эти особенности художественного языка гравюр создают ощущение изначальной и неразрывной связи человека и мироздания. За иллюстрации к «Северным сказкам» Баранов был удостоен второй премии на Всесоюзной выставке гравюр художников районной печати в 1937 г.

Еще одной работой, принесшей ему эту награду, стала линогравюра «Панорама Кузнецкого металлургического завода», посвященная, как и многие другие произведения художника, труду кузбасских шахтеров и металлургов. В таких листах свойственное эпохе представление о современной жизни выражается в насыщенных, полных движения композициях, в динамичных ракурсах, в смелом сопоставлении разномасштабных изображений.

С 1940 г. К. Я. Баранов жил в Алма-Ате. Его произведения зрелых лет обрели лаконичность и ясную простоту гравировальной манеры, а в трактовку привычных сюжетов вошли новые лирические интонации.