Вы здесь

Почтальон не приходит в субботу

Пьеса в двух действиях
Файл: Иконка пакета 07_kyznecova_pnpvs.zip (49.55 КБ)

Действующие лица:

С е м е н Ф е д о р о в и ч Ш е р ш о в, военный пенсионер, орденоносец, 75 лет.

Л и д и я И в а н о в н а Ш е р ш о в а, его жена, пенсионерка, 70 лет.

В а л е н т и н а И в а н о в н а К а п у с т и н а, старшая сестра Лидии Ивановны, 77 лет, вдова, пенсионерка, но работает.

В а р в а р а П е т р о в н а К а л и н и н а, сватья Шершовых, 76 лет, вдова, ветеран труда, почетный пенсионер.

В л а д и м и р, старший сын Шершовых, 42 года, программист.

С е р г е й, младший сын Шершовых, 39 лет, предприниматель.

Н а т а ш а, жена Сергея, дочь Варвары Петровны, 37 лет, администратор.

С т е п к а, сын Наташи и Сергея, 5 лет.

Т е м к а, сын Владимира, 8 лет.

А ф а н а с и й, сосед Шершовых, пенсионер, 71 год.

 

Действие происходит в наши дни в Семипалатинске.

 

Действие первое

Сцена первая

Дача Шершовых. Огромный участок, ухоженный, утопающий в зелени. На участке — добротный большой дом, где Шершовы живут постоянно. В центре сада — бассейн. Кроме этого — баня и мастерская. От мастерской к бассейну протянуты шпалеры, с которых свешиваются чахлые гроздья винограда, еще не спелого. Суббота, жаркий полдень. На веранде сидит С е м е н Ф е д о р о в и ч, смотрит, как на газовой плите закипает в кастрюле борщ. Входит Л и д и я И в а н о в н а со свежей зеленью в руках.

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня, выйди, уйми там Афанасия! Привязался к нашим… Я их попросила сухую малину вырезать, а Афонька тут как тут! Зачем, говорит, стариков увезти хотите?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. И зачем?

Л и д и я И в а н о в н а. Сейчас прям обсуждать начнем? Мало вчера говорили?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Так ни до чего же не договорились…

Л и д и я И в а н о в н а. А ты бы не все, о чем дома говорим, соседям выкладывал!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А у меня от соседей секретов нет. На виду живем.

Л и д и я И в а н о в н а (режет зелень). Вот именно! Афанасий хоть забор со своей стороны поставил, а с Касимовыми у нас картошка! А с Петровыми — яблони! Заходи в любое время!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Мужики не к тебе заходят, а ко мне… В мастерскую… А Афоня теперь пусть вокруг бегает! Пусть в калитку долбится, раз такой рохля! Ему Лариска плешь проела: «Ставь забор! Ставь забор! Вот уедут Шершовы, неизвестно, кто на их место…» Вот и поставил…

Л и д и я И в а н о в н а. Держал бы язык за зубами! Еще ни козла, ни воза, а соседи как с ума посходили! Лариска первая очередь заняла за клубникой, чтобы ей выкопать…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Тебе кустов жалко? У нас этой клубники — до дуры!

Л и д и я И в а н о в н а. У себя в мастерской распоряжайся! Вы там как в пивнушке! Болтуны!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Я только говорил, что уезжать не собираюсь…

Л и д и я И в а н о в н а. Соберешься! Или тебя соберут!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Только если на кладбище.

Л и д и я И в а н о в н а. Ну хватит! Выйди! Надоел уже Афоня твой! Вон, висит на заборе, того гляди завалится… Поди, уже пьяный.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Пьяный, и что?

Л и д и я И в а н о в н а. Тоже хочется?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Что я, не выпью, если захочу? Я тебе не Афоня! Ему Лариска даже на пиво денег не дает… Вчера точно почтальона не было?

Л и д и я И в а н о в н а. Ты же сам от калитки не отходил — все караулил… Перед детьми неудобно... (Вздыхает.) Было бы письмо — занесли бы. Теперь до понедельника… И где это Афоня набрался, интересно?..

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Я ему бутылку поставил. Беленькой!

Л и д и я И в а н о в н а. Это еще зачем?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Чтобы он нашим детям лекцию прочитал… У него от водки язык развязывается.

Л и д и я И в а н о в н а. Какую лекцию?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Здорово придумано, да?

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня, ты совсем сдурел!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. У нас своя жизнь! Наша! А у них своя... Вот Афонька им мозги и промывает.

Л и д и я И в а н о в н а. Это я сейчас тебе промою! Лекцию он читает! Я сейчас Афоне такую лекцию покажу! Пойду Лариске пожалуюсь!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Угомонись! Раскипятилась сама, а борщ еле шает. Скоро внуки придут! (Выходит в огород, поет.) «Раскинулось море широко, и волны бушуют вдали…»

А ф а н а с и й подхватывает, и они поют вместе: «Товарищ, мы едем далеко, подальше от милой земли…»

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Здорово, Афанасий!

А ф а н а с и й. Здоровеньки, коль не шутишь!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Чего шумишь?

А ф а н а с и й. Так вот с сынами твоими беседую. Веселая беседа, однако...

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Покурим?

А ф а н а с и й. С удовольствичком!

С е м е н Ф е д о р о в и ч (тихо). Замутил?

А ф а н а с и й (тихо). Задание выполнено, товарищ полковник!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Сейчас перерыв. А после пяти в мастерскую забегай. У меня в бассейне ящик пива стынет.

А ф а н а с и й. Перекур, ребятки! Потом продолжим! Вы-то не курите?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Они здоровый образ жизни ведут, в спортзалах мышцы качают...

А ф а н а с и й. Молодцы! Мы вот раньше время не тратили. Может ты, Семен, в армии качался? Не знаю, как у вас в авиации… Я-то нет, у нас на флоте только зарядка… А вот мышцами своими до сих пор довольный. А вот я интересуюсь, ребята, в спортзале сразу все мышцы качают или какую-то выборочно можно подкачать, а?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Тебе-то зачем?

А ф а н а с и й. Погодь, Сеня! Я с сынами твоими говорю.

В л а д и м и р. Там, дядя Афоня, можно что угодно подкачать...

А ф а н а с и й. Любую, значит, мышцу?

В л а д и м и р. Любую.

А ф а н а с и й. Тогда вам, ребятки, надо сначала главную мышцу подкачать! Ослабла она у вас!

С е р г е й. А какая у вас главная мышца, дядя Афоня?

А ф а н а с и й. Так известно какая! Какая у всех мужиков!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Пошляк ты, Афонька!

А ф а н а с и й. А что? Ты вот мышцы не качал, а их двоих выстругал! Я троих сподобился. А они качаются... Вот я и говорю, чего им подкачать надо в первую очередь, чтобы хоть батьку догнать.

В л а д и м и р. Все с вами ясно, дядя Афоня.

А ф а н а с и й. Так и с вами все ясно!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Хоть по одному внуку дали... Степке с Темкой давно уже брата или сестру пора...

С е р г е й. Они между собой братья.

В л а д и м и р. Хитрый ты, отец! Вместо того чтобы над нашим предложением подумать, ты на нас дядю Афоню натравил. Думаешь, мы не понимаем?

А ф а н а с и й. Вот и не дергайте отца с матерью на старости лет.

С е р г е й. Они еще не старые.

Афанасия зовет из дома жена, и одновременно Семена Федоровича зовет Лидия Ивановна.

А ф а н а с и й. Пойду-ка я, а то греха не оберешься.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вечером — как договорились.

А ф а н а с и й. Семен, я бутылки потом заберу.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Зачем они тебе? Сейчас и сдать негде…

А ф а н а с и й. Надо мне. Не забудь! И вы, ребятки, не выбрасывайте стеклянные…

С е р г е й. Хорошо-хорошо.

Семен Федорович молча смотрит, как сыновья вырезают сухие прутья малины.

С е р г е й. Папа, мама зовет.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Слышу. Помочь?

В л а д и м и р. Отдыхай, ты уже свое отработал.

С е р г е й. Мы почти закончили.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Отработал, говоришь... Я еще даже кредит не отработал...

В л а д и м и р. Ты что, кредит взял?

С е р г е й. Мама ничего не говорила... Папа, какой кредит в твоем возрасте?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Что-то я не пойму: то говорите, не старый, то — какой кредит в моем возрасте? А такой!

В л а д и м и р. Темнишь ты, отец, что-то. Кредит — не шуточки! Знаешь, какие истории бывают? Трагедии! Светка рассказывала… Кто тебя надоумил на кредит? Лучше бы мне помог за машину рассчитаться.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Как будто вам не помогают.

С е р г е й. Ты сам бы меньше кредитов набирал.

В л а д и м и р. А у кого их нет? Может, у тебя? Пап, так что за кредит?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Беспроцентный.

С е р г е й. Уже хорошо.

В л а д и м и р. Это в каком же банке беспроцентные кредиты дают?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Это жизнь выдала. Кредит на удачу! Чтобы мы с мамой встретились, полюбили друг друга, вас родили... Не у каждого получилось... Вот какой кредит мы выплачиваем.

В л а д и м и р. Папа, что за наивная философия?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Наивная — это у вас… Приехали! Предложили! Радуйтесь!

С е р г е й. И почему ты так агрессивно воспринимаешь наше предложение?

В л а д и м и р. Ты уже не в армии.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Я полковник запаса. (Уходит, высоко подняв голову, поет.)

 

Как грустно, туманно кругом,

Тосклив, безотраден мой путь,

А прошлое кажется сном,

Томит наболевшую грудь.

 

Ямщик, не гони лошадей!

Мне некуда больше спешить,

Мне некого больше любить,

Ямщик, не гони лошадей…

Сцена вторая

За большим столом на веранде обедает с е м ь я Ш е р ш о в ы х.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ну и чего там в зоопарке новенького?

Н а т а ш а. Что там новенького может быть? Звери.

Л и д и я И в а н о в н а. Дед какие-то вопросы задает... Да?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Степка, страшные звери?

С т е п к а. Большие...

Т е м к а. Степка волков испугался, дальше идти не хотел.

С е р г е й. Сынок, ты, правда, волков испугался?

С т е п к а. Они большие, не как на картинке.

Н а т а ш а. Он просто первый раз в зоопарке.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. У вас же в Новосибирске есть зоопарк.

Н а т а ш а. До него ехать долго, а времени нет.

Т е м к а. А я был! Мы с папой были.

Л и д и я И в а н о в н а. Понравилось?

Т е м к а. Да.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А какой зоопарк лучше — наш или ваш?

Т е м к а. Наш.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Какой «наш»?

Т е м к а. Наш! В Новосибирске!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Скажите пожалуйста, все у них там лучше...

Л и д и я И в а н о в н а. Конечно, лучше. Нашел что сравнивать!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Зато у нас аквапарк есть! Понравилось купаться в прошлый раз?

С т е п к а. Да.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А с горок скатываться?

С т е п к а. Да.

Л и д и я И в а н о в н а. Дед, дай поесть спокойно!

Т е м к а. Деда тоже с горки съезжал. Со Степкой, а то Степка один боялся. А я нет!

Н а т а ш а. Степа тебя на три года младше, а ты уже большой.

Т е м к а. Нет, Степка трусливый.

С е р г е й. Степик, ты, правда, боялся с горки съезжать?

С т е п к а. Знаешь, какая она высокая, а еще виляет...

С е р г е й. Ну ты и заяц!

С т е п к а. Я не заяц! Зато я лучше Темки плаваю!

Т е м к а. Кого там! Я тоже умею плавать.

С т е п к а. А я лучше! И я на три года младше тебя.

Т е м к а. У нас тоже есть аквапарк… Только дорого платить надо.

Л и д и я И в а н о в н а. Сегодня после обеда на речку пойдем, там поплаваете бесплатно.

С т е п к а. Папа, а ты на речку пойдешь?

С е р г е й. С бабушкой идите.

Т е м к а. Папа, а ты? Я тебе покажу, как я ныряю.

В л а д и м и р. Никаких ныряний!

Л и д и я И в а н о в н а. И только у берега, а то я и купаться не разрешу.

Т е м к а. Ладно. Бабушка, а ты мороженое купишь?

Л и д и я И в а н о в н а. Куплю, чего бы доброго...

Т е м к а. Точно купишь?

Л и д и я И в а н о в н а. Куплю, раз сказала. Мне для вас ничего не жалко.

С т е п к а. А деду жалко.

Л и д и я И в а н о в н а. Чего это деду жалко?

Т е м к а. Денег.

В л а д и м и р. Тема, ты поел? Марш в огород!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Когда это я денег пожалел?

Т е м к а. А когда в аквапарк ходили, забыл?!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Так то совсем другое... Иди лучше проверь в ящике, почты нет?

Л и д и я И в а н о в н а. Что ты к ребенку привязался? Почтальон не приходит в субботу! Сиди, Темушка, на месте! Что там дед пожалел?

С т е п к а. Мороженое.

Т е м к а. Мы мороженое попросили купить.

Л и д и я И в а н о в н а. И дед не купил?

С т е п к а. Дед сказал, что в магазине его нет.

Л и д и я И в а н о в н а. Как это? Оно во всех магазинах есть.

Т е м к а. И мы деду так сказали, что точно знаем, что там есть...

Л и д и я И в а н о в н а. А дед?

Т е м к а. А дед сказал, что он точно знает, где у нас попа и где у него ремень...

Л и д и я И в а н о в н а. Ты чего, дед, мороженое детям пожалел?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Аппетит не хотел перебивать...

Л и д и я И в а н о в н а. Ну дед... Куплю вам мороженое сегодня.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ну вы и ябеды! А еще мужики...

С т е п к а. Мы не ябеды. Мы же не сразу рассказали.

Т е м к а. И мы не мужики.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А кто же вы?

Т е м к а. Ты же сам нас вчера из мастерской выгнал и сказал, что настоящие мужики будут пить пиво и водку, а мы чтоб шли к бабушке под юбку...

Н а т а ш а. Вы бы, Семен Федорович, пока мы здесь, сами бы не пили и Сергея не спаивали... Он за рулем!

С е р г е й. У тебя тоже права есть...

Н а т а ш а. Ненавижу на ваши пьянки совместные смотреть! Хоть бы детей постеснялись!

С е р г е й. Знала, что так будет. Зачем поехала?

Н а т а ш а. А чтобы за тобой... Чтобы с брата старшего пример не взял.

В л а д и м и р. Наташа, умоляю, не лезь в мою личную жизнь.

Н а т а ш а. Больно надо…

Л и д и я И в а н о в н а. Ребятки, идите в огород, ягодок поешьте!

Т е м к а и С т е п к а выходят из-за стола и убегают в огород.

Н а т а ш а. Мы сюда приехали вопрос с переездом решать, а вы пьете постоянно. Серьезно поговорить невозможно. Я за свой счет взяла целый день! Понедельник на дорогу уйдет. У меня на работе — завал! А вы ломаетесь! Давно бы уже все здесь продали, собрались и переехали!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ты тут не командуй! Мы не мебель, чтобы нас в машину загрузить и перевезти.

Н а т а ш а. А кто говорит...

С е р г е й. Наташа, сходи с мамой и ребятами на речку.

Н а т а ш а. А ты?

С е р г е й. У нас мужской разговор будет.

Л и д и я И в а н о в н а. Не ссорьтесь!

Н а т а ш а. Знаю я этот мужской разговор!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Раз знаешь, то чего выступаешь?

Л и д и я И в а н о в н а выходит.

Н а т а ш а (кричит). Степка, иди сюда, переобуйся!

Входит С т е п к а. С е м е н Ф е д о р о в и ч и В л а д и м и р уходят в мастерскую. Наташа и Сергей склонились у ног Степки, зашнуровывают ему кеды.

Н а т а ш а. Как мне это надоело! Сейчас опять в мастерской пить будете…

С е р г е й. Это для дела. Степик, жарко сегодня?

С т е п к а. Жарко.

Н а т а ш а. А пить не жарко? Ненавижу!

С е р г е й. Лучше маме подробнее про поселок расскажи.

Н а т а ш а. Ее агитировать не надо.

С е р г е й. Вот мы папу и будем обрабатывать.

Н а т а ш а. Ага! Кто кого только! Он все про какие-то письма спрашивает, ответа, что ли, какого-то ждет?

С е р г е й. Вот у мамы и разузнай...

Н а т а ш а. Столько времени впустую… А день теперь отрабатывать придется.

Сцена третья

Вечер того же дня. Лидия Ивановна с внуками и Наташа еще не вернулись с речки. В мастерской расположились С е м е н Ф е д о р о в и ч, С е р г е й с Владимиром и А ф а н а с и й. Они пьют пиво.

С е р г е й. Отец, надо решиться уже… Принять окончательное решение. Ты же командир!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. У тебя есть кому командовать…

С е р г е й. Не обо мне речь. У меня все нормально. С заказами перебои, но это ерунда. Зато времени на дом больше.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. У нас тоже все нормально! Вся жизнь здесь прошла. В этом городке. Это по молодости в чужие края тянет. А теперь только в родные… Да я до сих пор карты этих мест наизусть помню!

В л а д и м и р. Отец, мы все понимаем, но и ты нас пойми: пока мы еще можем ездить туда-сюда, хотя… Стройка — каждый день на счету! А к вам доехать — день! И обратно — еще день! А время, как известно, деньги.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вы отсюда не с пустыми руками уезжаете.

В л а д и м и р. Папа, что сейчас считаться?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ты сам считать начал. Два дня, вишь ты, на дорогу!

С е р г е й. Маме уже тяжело в доме. Печь топить, баню… А дальше только хуже будет! У нее рука после перелома болит, давление! Ты сам плохо ходишь.

А ф а н а с и й. Он всегда плохо ходил, сколько я его знаю. Он же летать привык!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Пока на своих ногах — к вам не поеду!

В л а д и м и р. Вот, значит, что ты нам предлагаешь? Увозить вас в горизонтальном положении?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Понимай как хочешь.

А ф а н а с и й. Вы родителей-то рано хороните!

С е р г е й. Да никто их не хоронит, дядя Афоня! Но и о нас надо подумать!

В л а д и м и р. Сейчас вы можете все сами оформить, дом и квартиру продать, гараж, машину… Без всяких доверенностей и нотариусов. Собраться спокойно. Для граждан налог всего тринадцать процентов, а если мы продавать будем, то сорок!

А ф а н а с и й. Понимаю… Родители только и делают, что о детях думают. Это правильно.

В л а д и м и р. Другие бы родители радовались, что их дети к себе зовут! А вы уперлись как бараны!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ты со своей козой сначала разберись! Не больно твоя Светка нас ждет! Сюда и то приезжать брезгует.

В л а д и м и р. Это потому, что они с Наташкой не ладят!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. И нам предлагаешь с внуками по очереди видеться? Чтобы Светка с Наташкой косились…

С е р г е й. Мы с Вовой не ссорились. Общаемся нормально. Степка с Темкой тоже.

В л а д и м и р. И никто не препятствует.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Это ваши дела! А мы с матерью между двух огней не полезем!

В л а д и м и р. Отец, ты не понял! Вы же не с нами жить будете! Вы себе полдомика купите с участком! Полностью благоустроенный! Отопление, вода, электричество, а маме место для цветов…

С е р г е й. Час езды на машине от Новосибирска!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Про мать не знаю. Вы ей все уши продули, она, может, и собирается. А я нет!

В л а д и м и р. Мама без тебя не поедет!

С е р г е й. А ей здесь уже тяжело! Летом еще ничего, а зимой…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А если у нас другие планы?

В л а д и м и р. Папа, мы тебе объясняем, как лучше для вас будет! И нам удобно! Можем другие варианты рассмотреть! Можете квартиру однокомнатную в Новосибирске купить! Можно, конечно, и «двушку», денег хватит… Но лучше, чтобы свободные деньги остались, мало ли что.

А ф а н а с и й. А наша Анька как уехала поступать, так и все! Домой носа не кажет, не то что жить к себе. А мы с матерью ей тюками возили, пока она в Новосибирске училась. И потом… Сыновьям так не возили… Думали, дочка о нас заботиться будет в старости. Курей, гусей, кроликов, свиней держали. Только чтобы деньга лишняя была — Аньке помочь! Корову купили! Лариска молоко продавала. Все для дочки! Замуж вышла — машину! Внук родился — денег! А внука видели, только когда сами приезжали… Сейчас хозяйства нет, кроме кур, у Лариски руки больные… Сыновья обиделись. Так что твои, Семен, — молодцы! Приезжают… Наша двенадцать лет в родном доме не была… И не собирается! То они в Турцию, то в Египет, то еще куда отдыхать едут. А родителей совсем забыла! Только деньги давай! А мы даем как дураки…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Молодцы, кто бы спорил. Только в старости к родным гробам тянет, а не от них…

В л а д и м и р. Ты о чем?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Деревню родную вспомнил.

В л а д и м и р. Так ее уже нет давно! Ты же нас возил.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ничто не вечно. Но все рано или поздно возрождается…

В л а д и м и р. Чем в воспоминания ударяться, ты, отец, лучше на свата посмотри! Уехал же Светкин отец! И доволен! Пенсию получает, квартира нормальная, подлечили его в городе... Все ему нравится!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А что ему остается говорить? Только то, что всем доволен! Светка — та еще… Бухгалтерша! Все рассчитала! Что же она не забирала родителей, когда мать болела? Два года лежала Мария! Светка хоть раз приехала? Поухаживала за матерью? Только на похороны… А потом уговорила свата все продать.

В л а д и м и р. Вас сыновья зовут — самые близкие вам люди!

А ф а н а с и й. Это верно. Мы на дочку надеялись. Это Лариска все… Баловала ее. А продолжение рода — в сыновьях! Неужели помрем с Лариской без сыновьего прощения?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Все устаканится.

А ф а н а с и й. Вот! Давайте по стаканчику!

Выпивают.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Может, вам к ним съездить?

А ф а н а с и й. Надо с сыновьями помириться… А потом и помирать можно. Витька в Томске на заводе инженером работает. Дочка у него уже взрослая. А Васька в Барнауле, фирма у него по ремонту электроники. И тоже девчонка… По внукам-то я тебя, Семен, обошел!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вот и выпьем за внуков!

Выпивают.

А ф а н а с и й. Так что есть еще дело перед смертью — с сынами помириться!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Мы еще поживем! Что, нам здесь плохо, Афанасий?

А ф а н а с и й. Чем плохо? Земля, дом, огород… Речка рядом. Оставайтесь и вы! А? Привыкли уже! Столько лет! А в квартире, в четырех стенах, сопьешься, чего доброго… А здесь участок большой…

С е р г е й. Да там тоже дом! Половина только. Отец даже посмотреть не хочет! Новый поселок! Что, вам четыре сотки земли не хватит?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Мне скоро два метра хватит.

В л а д и м и р. Опять ты, отец! Неужели у тебя такие дети плохие, что ты рядом с ними жить не хочешь?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Дети у меня хорошие.

А ф а н а с и й. Что правда, то правда, Семен!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Значит, я плохой…

С е р г е й. Вчерашнее началось…

В л а д и м и р. Отец, сейчас очень удачное время продать здесь все и купить у нас. Курс выгодный! А оставшиеся деньги под хороший процент положить. Светка поможет! Она за аналитикой следит. Можно евро или доллары купить. А потом ситуация изменится — невыгодно будет.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Будем мы, значит, с матерью сидеть в новой половине дома, как звери в зоопарке, и ждать, когда вы к нам приехать соизволите?

С е р г е й. Туда мы чаще приезжать сможем! Это же совсем близко!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Свежо предание… (Разливает пиво.)

Все молча пьют.

А ф а н а с и й. Спой, Семен, эту — арию герцога…

В л а д и м и р. Началось…

С е р г е й. Отец…

Семен Федорович поет арию Герцога из оперы Верди «Риголетто».

А ф а н а с и й. Семен, ты бы известным артистом был, если бы в армию не пошел! Как поет, а? Но в молодости нас романтика тянула! Да! Молодость… Видели бы вы, ребятки, какая красавица была тетя Лариса!

В л а д и м и р. Она и сейчас симпатичная.

А ф а н а с и й. Сейчас не то! Одевается как пугало… А раньше…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Сейчас все в штанах.

А ф а н а с и й. Не говори! А раньше какие платья шили, сами раскраивали… У моей Лариски до сих пор выкройки хранятся…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. И ткани-то простые были, а сошьют — залюбуешься! Юбочки цветастые!

В л а д и м и р. Ловко вы тему сменили.

С е р г е й. А мне тоже мамины платья нравились. И на фотографиях красиво!

В л а д и м и р. Давайте все же про переезд поговорим!

А ф а н а с и й. По новой!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. По кругу! Как в цирке!

Семен Федорович поет арию Мистера Икс из оперетты Кальмана «Принцесса цирка»: «Снова туда, где море огней…»

А ф а н а с и й. Ребятки, передавайте бутылки пустые! (Складывает бутылки в мешок.)

Сцена четвертая

Поздний вечер этого же дня. Семен Федорович и Владимир с Сергеем приготовили баню. Все, кроме Сергея и Наташи, уже помылись, напились чаю и уселись смотреть телевизор. С е р г е й с Н а т а ш е й пошли в баню.

С е р г е й. Баня уже остыла.

Н а т а ш а. Наоборот, прогрелась. Сейчас она теплая, а не жаркая.

С е р г е й. Как ты прям… Сыро… Уже не попаришься как следует.

Н а т а ш а. Ненавижу париться! Видела, как сосед напарился — под руки уволокли. Ненавижу пьянки!

С е р г е й. Я вообще не пойму, есть что-то, что ты не ненавидишь? Афоня пива перепил, вот ему плохо и стало… А я люблю попариться!

Н а т а ш а. Не переживай, припарка тебе будет! Но не думаю, что тебе понравится.

С е р г е й. Решилась попробовать что-то новенькое?

Н а т а ш а. Отстань! Это не я решила.

С е р г е й. Сухарь!

Н а т а ш а. Зато у вас в семье все такие мягкие! Как пряники!

С е р г е й. Злюка!

Н а т а ш а. Не лезь, говорю! Не сейчас!

С е р г е й. У тебя все время отговорки.

Н а т а ш а. Хочешь безотказную найти, как твой брат?

С е р г е й. Умеешь ты испортить настроение.

Н а т а ш а. Мне сегодня весь день портили настроение. И ничего!

С е р г е й. Кто? Кто и что тебе испортил? Ты сама кого хочешь доведешь!

Н а т а ш а. Я-то? Семен Федорович такое придумал, что всем вам мало не покажется!

С е р г е й. Что-то у матери узнала? Выкладывай! Вижу уже, как тебя распирает.

Н а т а ш а. Ваш папаша решил строить оперный театр!

С е р г е й. Спятила?

Н а т а ш а. Я? Я не собираюсь театр строить. Мне бы дожить, когда мы дом достроим…

С е р г е й. Какой театр?

Н а т а ш а. Проблемы со слухом? Оперный! Где поют.

С е р г е й. Где строить?

Н а т а ш а. Думала, не допрешь до этого вопроса…

С е р г е й. Ну?

Н а т а ш а. В деревне.

С е р г е й. В какой деревне?

Н а т а ш а. В его родной деревне! В Шишовке. Шишовский оперный театр!

С е р г е й. Деревни нет давно.

Н а т а ш а. Не было. Нашлись придурки, которые начали ее возрождать на свои кровные.

С е р г е й. И много?

Н а т а ш а. Придурков? Или много восстановили?

С е р г е й. Вообще.

Н а т а ш а. По словам твоей мамы — одиннадцать дворов. Пока не очень много нашлось желающих. Хотя для деревни одиннадцать дворов — это, наверное, даже много. Школа там с библиотекой, медпункт, мастерская… Короче, есть врач, учителя, художник какой-то, который иконы пишет, бабы какие-то, которые ткут… Музей народного творчества создают. Всем в городе надоело. Решили деревню поднимать. Съехались с разных городов, говорит, что даже из Москвы и из Питера есть. Да, у всех семьи многодетные, детишек полно… Почта есть. А главное — сельсовет!

С е р г е й. А родители при чем?

Н а т а ш а. Родителей твоих на родину предков потянуло.

С е р г е й. Они что, ездили туда?

Н а т а ш а. Не один раз.

С е р г е й. И молчат.

Н а т а ш а. Плохо вы своих родителей, оказывается, знаете. Я спросила, что это они почтой интересуются. Твоя мама и рассказала. В деревне этой все совет решает, кто там жить будет, кто какой вклад внести сможет в возрождение местности… Твой отец придумал построить там на свои деньги оперный театр. Говорит, что спеть там за честь считать будут самые знаменитые оперные певцы.

С е р г е й. Это на папу похоже.

Н а т а ш а. Это на дурдом похоже!

С е р г е й. Они что, туда переезжать собрались? Это же у черта на куличках!

Н а т а ш а. Представь себе — да! Ждут письма, когда их позовут…

С е р г е й. Значит, готовы все здесь продать, чтобы уехать в Шишовку?

Н а т а ш а. Они уже продали гараж и машину. Уже тенге на рубли поменяли! Кажется, на эти деньги им там уже дом строят…

С е р г е й. Дом?

Н а т а ш а. Представь себе! Дом! Как готов будет — им напишут. Чтобы собирались и приезжали… Ненавижу!

С е р г е й. Кого теперь?

Н а т а ш а. Себя ненавижу!

С е р г е й. Удивительно.

Н а т а ш а. Так что все наши разговоры им на дух не нужны! Они уже решили.

С е р г е й. Поверить не могу!

Н а т а ш а. У меня тоже челюсть отпала.

С е р г е й. Надо Вовке рассказать!

Н а т а ш а. Расскажи, конечно. Одним нам развлекаться, что ли… Только не сразу… Я хоть немного выспаться хочу…

С е р г е й. Точно сдурели на старости лет!

Н а т а ш а. Мать твоя вроде не очень хочет уезжать, но она отца не бросит. А Семен Федорович просто очумел от этой идеи. Хочет в жизни еще что-то грандиозное совершить! Это я цитирую.

С е р г е й. Подвигов ему мало… А мы?

Н а т а ш а. Мы будем им гордиться!

С е р г е й. Да мне деньги нужны — дом достроить! Кредит на машину гасить!

Н а т а ш а. Я говорила, не бери этот кредит!

С е р г е й. У меня ж тогда заказов было полно, думал, досрочно рассчитаюсь!

Н а т а ш а. Думал ты… Ненавижу, когда ты меня не слушаешь, а я потом права оказываюсь!

С е р г е й. Надо поговорить с отцом, попробовать переубедить его.

Н а т а ш а. Он уже покупателя на дачу нашел. А квартира вообще влет уйдет!

С е р г е й. Но это же наши деньги, семейные! Отцу бы сроду трехкомнатную не дали, если бы у него двух сыновей не было… И дачу такую… Как можно с нами не считаться?

Н а т а ш а. Плакали теперь ваши денежки!

С е р г е й. А ты-то что злорадствуешь?

Н а т а ш а. Почему бы не позлорадствовать? Вы всегда молились на своего папочку! Как же! Герой! Орденоносец! Спас опытный самолет! Летчик-снайпер! А этот герой на старости лет решил пошутить…

С е р г е й. Знаешь, твоя мамаша тоже своими медальками трясет! Заслуженная труженица! Почетный пенсионер! Ветеран труда! Все ей не так. Делать я, видите ли, ничего не умею… Слова не сказать… Даже шуток не понимает!

Н а т а ш а. Но оперный театр она строить не собирается! После ее смерти мне все достанется…

С е р г е й. Радость-то какая!

Н а т а ш а. Конечно, с вами ей не сравниться! Но в итоге я богаче тебя буду!

С е р г е й. У мужа с женой все общее!

Н а т а ш а. Об этом мы еще подумаем…

Из дома доносятся «Куплеты Мефистофеля» из оперы Гуно «Фауст»: «На земле весь род людской…»

Действие второе

Сцена первая

Следующий день на даче Шершовых. В саду Л и д и я И в а н о в н а, Валентина И в а н о в н а и В а р в а р а П е т р о в н а нарезают яблоки для сушки. В центре стола пустой таз, доски для нарезки. Вокруг стоят ведра с яблоками.

В а р в а р а П е т р о в н а. Называется, дочка приехала — в родном доме не побывала. Я ее вчера со Степкой ждала, думала, переночуют у меня. А сегодня бы вместе к вам приехали.

Л и д и я И в а н о в н а. Не обижайся, Петровна, у них времени совсем мало. Сейчас на базар уехали, ребятам что-то прикупить…

В а р в а р а П е т р о в н а. За три дня времени не нашлось…

Л и д и я И в а н о в н а. Они в пятницу уже вечером приехали. Пока умылись, поели — и спать пора. А в субботу Наташа с ребятишками в зоопарк ходила. Надо же культурную программу… Мальчишки на жаре находились… Так мы на речку их сводили… А вечером — баня. Когда ехать? Завтра они аж в пять утра собираются обратно.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. В следующий раз, Петровна!

В а р в а р а П е т р о в н а. Я не обижаюсь, но дома-то надо побывать. И потом, так иногда разболеешься, что думаешь: конец… Следующего раза может и не быть!

Л и д и я И в а н о в н а. Ты говорила, что замок тебе надо поменять на двери. Вот приедут в другой раз, я сразу к тебе их пошлю, пусть помогут по хозяйству. Или, если не терпится, Сеня или Афоня приедут…

В а р в а р а П е т р о в н а. Не надо. Что я, замок поменять не найму? Я про дом говорю, родилась она в нем…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Варя, это мы трепетно к дому, а молодежи это не надо… Вон, мой внучок дом родной в казино проиграл — и как с гуся вода!

В а р в а р а П е т р о в н а. Что творят! Не дай бог!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Если бы не Лида с Семеном — на улице бы жили.

Л и д и я И в а н о в н а. Не трави душу.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Наказанье за что-то…

В а р в а р а П е т р о в н а. Повезло, что квартира была, что сами живы остались. И Семену, конечно, спасибо, что жить в своей разрешил. Не каждый разрешит, даже и родственникам…

Л и д и я И в а н о в н а. Да все нормально… А нам не ездить, не проверять, все ли там в порядке.

В а р в а р а П е т р о в н а. Сдавать могли… Всё деньги…

Л и д и я И в а н о в н а. Всех денег не заработаешь. Никогда не сдавали и не собираемся. Светка бы с Володей не уехали — до сих пор бы жили.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Братья молодцы, друг другу помогают. Вот оба дома строят, оба машины купили. Они и в детстве как ниточка с иголочкой… Друг за дружкой все повторяли.

Л и д и я И в а н о в н а. Доповторялись! Снохи не поладят никак.

В а р в а р а П е т р о в н а. Так это Светка скандал учинила, не понравилось ей, видите ли, как ее Наташка приняла… Приехали всем кагалом, с сестрой, с детьми, Наташка их кое-как разместила, поила-кормила! Что ей не понравилось? Ковры не расстелили?

Л и д и я И в а н о в н а. Ты, Петровна, свою не защищай! Обе хороши!

В а р в а р а П е т р о в н а. А кого мне защищать, Светку, что ли? Тебе она сноха, а мне — никто! Конечно, я дочь защищать буду!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Петровна, не кипятись!

Л и д и я И в а н о в н а. Я к ним одинаково отношусь.

В а р в а р а П е т р о в н а. Ну конечно, одинаково! Вовка чаще приезжает, так ему всего больше перепадает, сама говорила. И денег даете ему больше…

Л и д и я И в а н о в н а. Сергей-то раньше с Наташей перебрались в Россию… И Сергей на квартиру ссуду получил! А Вовке самому зарабатывать пришлось. Да еще не сразу на работу устроился. Светка надоела с попреками, что она в семье за мужика… Пока участок купил, пока дом строить начал, все время на съемной квартире жили… А Серега, когда дом строить решил, свою квартиру продал, так что капитал на стройку у него был. Мы им тоже помогаем, ты просто не знаешь… Они же оба наши.

В а р в а р а П е т р о в н а. Ссуду эту Наташка выбила! Сереженька бегать не хотел! Это уже потом, как квартиру купили, он обрадовался… Так и квартиру Наташка нашла!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Что вы сцепились на ровном месте?

В а р в а р а П е т р о в н а. А то, что ровно делить надо!

Л и д и я И в а н о в н а. Хорошо так рассуждать, когда у тебя один ребенок!

В а р в а р а П е т р о в н а. А чего? Бегать надо! И Вовка бы ссуду получил, если бы подсуетился!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Петровна бы всем ссуды раздала!

В а р в а р а П е т р о в н а. Да, всем! Молодежи помогать надо!

Л и д и я И в а н о в н а. А кто спорит?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Зато сейчас оба брата рядышком… Оба дома строят!

Л и д и я И в а н о в н а. У них и проекты одинаковые. И бригаду одну нанимают.

В а р в а р а П е т р о в н а. У Вовки-то достроен уже, а у Сереги с Наташкой — без отделки…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Доделают! Братья — молодцы! Хорошие у вас дети, Лида! А мой внучок все спустил…

Л и д и я И в а н о в н а. А чего Анна не пришла?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Болеет. Ноги отекли, как у слона… Все из-за болвана этого! Семью бросил, неизвестно где шляется… А правнучка в этом году в первый класс пойдет. Собрать надо девочку в школу…

Л и д и я И в а н о в н а. Поможем...

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Я после ночной, но работы немного было…

В а р в а р а П е т р о в н а. Снова работаешь?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. А кто нас кормить будет? В прачечную устроилась. День, ночь работаю, потом два дня дома…

В а р в а р а П е т р о в н а. Тяжело. Ты же на вредном производстве была, пенсия должна хорошая быть.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. На Ксюху много тратим…

Л и д и я И в а н о в н а. Да, на детей деньги только так летят! То то, то другое!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Лишь бы училась хорошо.

В а р в а р а П е т р о в н а. Степке тоже скоро в школу.

Л и д и я И в а н о в н а. Через два года только.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Не успеете оглянуться.

Л и д и я И в а н о в н а. Тема первый класс хорошо закончил. Но учиться не любит. Только бы на велосипеде гонять… Присмотра-то нет.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Может, спортсменом будет… Мы своему обалдую ни в чем не отказывали: и велосипед, и компьютер — на! Из последнего вылезали! Анна на двух ставках! А он нас отблагодарил…

Л и д и я И в а н о в н а. Хоть сегодня не грызи себя! Настроения и так нет.

В а р в а р а П е т р о в н а. Опять с переездом пристают?

Л и д и я И в а н о в н а. Да уж решиться надо… Все сказать…

В а р в а р а П е т р о в н а. Не советую. И сама никуда не поеду! Меня Наташка звала, как Коля умер… Нельзя в возрасте никуда уезжать — сразу в гроб!

Л и д и я И в а н о в н а. Светкин же отец уехал — и ничего, живет!

В а р в а р а П е т р о в н а. А Редькины? Только уехали к дочери, в Новосибирск между прочим, — один за другим ушли. (Вздыхает.) Соседи мои с четвертого этажа… Все продали, уехали, но даже года не прожили. Нельзя нам уезжать отсюда! Мы уже к нашей радиации привычные! Только сменим — сразу… Дача хорошая у Редькиных была, мы как-то с Николаем, царство ему небесное, заезжали… Усов от клубники набрали… А мне наша дача до сих пор снится.

Л и д и я И в а н о в н а. Ну и что бы ты там одна делала?

В а р в а р а П е т р о в н а. Дешево продали, Наташка поторопила… Кредит какой-то гасить…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Квартира есть — и радуйся! А с огорода здесь взять можешь…

В а р в а р а П е т р о в н а. Я и купить могу, у меня пенсия хорошая.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Повезло тебе, Петровна.

В а р в а р а П е т р о в н а. Не повезло, а заработала!

Л и д и я И в а н о в н а. Что-то Наташи с ребятками долго нет. Обещали к обеду вернуться.

В а р в а р а П е т р о в н а. Так ужинать пора уже. Я с пирогами… С семгой.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Ой, Петровна, у меня уж слюни потекли.

Л и д и я И в а н о в н а. Подождем внуков-то. Потерпите?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Я только и делаю, что терплю...

Входит С е м е н Ф е д о р о в и ч.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Петровна, иди-ка сюда!

В а р в а р а П е т р о в н а. Я яблоки режу.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Подождут!

Л и д и я И в а н о в н а. Не мешай работать!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Давай, Петровна! Шевелись!

Варвара Петровна идет за Семеном Федоровичем.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вот ты говорила, что мы винограда не дождемся! (Показывает на шпалеры, с которых свисают крупные гроздья винограда.) Смотри!

В а р в а р а П е т р о в н а. Батюшки, а я не заметила.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Так ты в землю смотришь! А надо в небо!

В а р в а р а П е т р о в н а. Ну, Семен, удивил! А попробовать-то можно?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Сейчас я тебе веточку срежу.

В а р в а р а П е т р о в н а (присматривается). Семен, так они привязанные… (Кричит.) Вы гляньте, что придумал! Магазинный виноград привязал и говорит, что это у него поспел!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Да пошутил я…

В сад вбегают Т е м к а и С т е п к а. За ними идет Н а т а ш а. Варвара Петровна целует дочь.

Н а т а ш а. Мам, ну хватит! Степа, поцелуй бабушку!

Степка подбегает к Варваре Петровне.

Л и д и я И в а н о в н а. Степка, ты бабу Варю узнал?

В а р в а р а П е т р о в н а. Конечно, узнал! Большой какой уже!

Л и д и я И в а н о в н а. Есть хотите?

Т е м к а. А сливы можно?

Н а т а ш а. Только мойте!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Я своим слив возьму?

Л и д и я И в а н о в н а. Бери — не жалко! Бросайте работу! Пойдемте в дом!

Т е м к а. Я виноград хочу! Дед, срежь мне виноград!

В а р в а р а П е т р о в н а. Ой, виноград! Дед ваш магазинный виноград привязал…

Т е м к а. Ну и что? Дед шутит!

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня, намой чашку винограда. Руки мойте и — обедать! Или ужинать…

Семен Федорович отцепляет виноград, моет и поет арию графа Орловского из оперетты Штрауса «Летучая мышь»: «Друзья мои, я очень рад, что вы пришли на маскарад…»

Сцена вторая

Все присутствующие на даче собрались за столом.

Л и д и я И в а н о в н а. Мальчишки, ешьте! Не ждите никого. Обед пропустили.

Т е м к а. Мы в кафе заходили.

В а р в а р а П е т р о в н а. Чем там накормят? Ерунда какая-нибудь.

С т е п к а. Я чипсы ел.

В а р в а р а П е т р о в н а. Я же говорю — гадость.

Н а т а ш а. Степка любит чипсы.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Степка, а что ты больше любишь: чипсы или котлеты?

С т е п к а. Котлеты.

Т е м к а. И я котлеты!

Л и д и я И в а н о в н а. Вот и ешьте!

Н а т а ш а. Хорошо, когда весь день дома, можно и котлет наготовить… С моей работой готовить некогда.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ты что, президент?

Н а т а ш а. Очень остроумно!

В а р в а р а П е т р о в н а. Доча, да их делать недолго. Заранее можно — и заморозить. А надо — взял!

Л и д и я И в а н о в н а. Сейчас и фарш хороший продают.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. И готовые.

В а р в а р а П е т р о в н а. Я сама фарш кручу.

Н а т а ш а. Ненавижу фарш крутить. Времени и так нет. Я вот даже к Соне не зашла, только по телефону поболтали.

В а р в а р а П е т р о в н а. Домой не зашла — вот что обидно! К подружке — второе дело!

Л и д и я И в а н о в н а (внукам). Ешьте, мои голодненькие!

С е р г е й. Не голодные они, мама.

Л и д и я И в а н о в н а. Ладно, не голодные…

С т е п к а. Я голодный, ба…

Т е м к а. Я уже наелся…

Л и д и я И в а н о в н а. Сегодня спать пораньше ложитесь! Завтра в пять часов вставать — и поедем.

Т е м к а. А что так рано?

В л а д и м и р. Чтобы приехать не поздно.

С т е п к а. В машине поспать можно.

Т е м к а. Я не могу спать в машине.

В а р в а р а П е т р о в н а. Когда домой-то заедешь?

Н а т а ш а. В следующий раз!

В а р в а р а П е т р о в н а. Когда этот следующий раз будет?

С е р г е й. Может, в конце сентября…

Л и д и я И в а н о в н а. Как раз урожай поспеет.

В а р в а р а П е т р о в н а. Ладно, подождем.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Жди, Петровна! У тебя теперь работа такая — ждать.

В а р в а р а П е т р о в н а. Работы много. Сил не хватает все переделать. Глазами бы все сделала…

Л и д и я И в а н о в н а. Что тебе делать? У тебя в квартире — как в отеле!

В а л е н т и н а И в а н о в н а. И то правда! По два раза в год ремонт делаешь… Дольше убираешь потом.

В а р в а р а П е т р о в н а. Не могу я в грязи жить.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Нет, Петровна, это тебе время убить надо.

В а р в а р а П е т р о в н а. И это тоже. Одной-то не сладко.

Н а т а ш а. Ладно тебе, мам…

В а р в а р а П е т р о в н а. Да я что… Я вам гостинцы привезла. (Шепчет на ухо Наташе.) Я деньги собрала… Купишь что надо…

Н а т а ш а. Хорошо… Потом… Тема, Степка, вы поели?

С т е п к а. Я сок хочу томатный.

Т е м к а. А я — яблочный.

Л и д и я И в а н о в н а. Сейчас…

В л а д и м и р. Идите, поиграйте немного в игры.

Н а т а ш а. Но чтобы спать по первому слову!

С т е п к а и Т е м к а, дружно кивнув, уходят в другую комнату.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Нашли чему радоваться! Компьютеру! Подрастут — не оторвете…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Этот компьютер — зло! По своему внуку-балбесу знаю! Все с игр начиналось!

В а р в а р а П е т р о в н а. Придумали же… В наше время книжки да шахматы…

Л и д и я И в а н о в н а. Ты, что ль, Петровна, в шахматы играла? Или книжки читала?

В а р в а р а П е т р о в н а. Я одни инструкции читала! Но дочку-то выучила!

В л а д и м и р. И мы выучим. Сейчас время другое. Информационное.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вы хоть бы здесь им компьютер не давали. Пусть в футбол играют, плавают, загорают. Книжки читают!

Л и д и я И в а н о в н а. И то верно! У себя разрешайте, ладно, раз привыкли, а здесь пусть отдыхают.

Н а т а ш а. Скоро сюда приезжать не будем…

В а р в а р а П е т р о в н а. Как это?

С е р г е й. Вы теперь к нам приезжайте!

В а р в а р а П е т р о в н а. Приеду на Степкин день рождения.

С т е п к а (кричит из другой комнаты). Еще не скоро!

Л и д и я И в а н о в н а. Ушастый какой…

Н а т а ш а. Да, мама, к нам теперь приезжай! Так или нет?

В а р в а р а П е т р о в н а. Мне уже трудно, часто не наездишься. Последний раз, когда на твой день рождения, еле в автобус забралась, люди подсаживали. Так ногу прихватило…

Н а т а ш а. Что молчите, Семен Федорович?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А что говорить?

Н а т а ш а. Расскажете, что вы задумали?

В а р в а р а П е т р о в н а. Решили, значит, уехать… Жалко. Но к детям и внукам поближе. Все, Валентина, закончатся наши воскресные посиделки. Не с кем будет песни петь!

Л и д и я И в а н о в н а. Рано или поздно все кончается.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. И с квартирой решили?

Н а т а ш а. Вы бы сказали, что в Шишовку уезжаете!

В а р в а р а П е т р о в н а. Куда? Лида, вы сдурели, что ли?

В л а д и м и р. Наташа, ты что говоришь? Папа! Мама! Что она такое говорит?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Правду она говорит. Только раньше времени.

В а р в а р а П е т р о в н а. Вы в своем уме?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Шишовки нет давно, трубы печные остались… Руины!

С т е п к а (кричит). А что такое руины?

Л и д и я И в а н о в н а. Степка, ты уши не развешивай, не подслушивай разговоры взрослых!

С т е п к а. Так наушники-то одни! Тема первый играет, наушники у него… А мне что делать? Я и слушаю.

Л и д и я И в а н о в н а. Почитай книгу!

С т е п к а. Я плохо читаю.

Л и д и я И в а н о в н а. Тогда телевизор посмотри. Давай я тебе хорошую передачу найду. (Уходит в комнату к внукам.)

В а р в а р а П е т р о в н а. Да… Не ожидала.

Н а т а ш а. Никто не ожидал.

В л а д и м и р. Папа, а чего это ты за всех решил?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не за всех, а за себя. Мы с Лидой так решили.

В л а д и м и р. Но так дела не делаются! Мы приехали решать семейные вопросы, а вы за нашей спиной свое гнете.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Что-то я не пойму, сынок…

В л а д и м и р. А то, что надо на семейном совете решать, кто куда поедет… Или не поедет.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Мы пока из ума не выжили, сами с мамой в состоянии решить.

В л а д и м и р. По вашему решению непонятно, в здравом ли уме...

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Лида, где ты там, куда убежала? Это правда? В Шишовку собрались? Да что же это? А дача как же? А квартира?

Н а т а ш а. Они уже гараж и машину продали.

В л а д и м и р. Как продали? Когда?

Входит Л и д и я И в а н о в н а.

Л и д и я И в а н о в н а. Не на край же света уезжаем… Так еще и не уезжаем…

В л а д и м и р. Отец, ты машину и гараж продал?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ну продал.

В л а д и м и р. А за сколько?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Какая разница?

В л а д и м и р. Как это? И где деньги?

Л и д и я И в а н о в н а. Я вам в прошлый раз по пятьдесят тысяч дала. И в этот…

В л а д и м и р. Это же копейки!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Копейки, значит…

Л и д и я И в а н о в н а. Сынок, сколько решили, столько и выделили. Мы же не миллионеры.

В а р в а р а П е т р о в н а. А правда, за сколько продали?

В л а д и м и р. Сколько у вас осталось, после того как вы нам по сто тысяч выделили?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Почти нисколько. Мы заплатили за строительство дома в Шишовке.

В л а д и м и р. Ловко ты семейными деньгами распоряжаешься, папа. Хочу дом в Шишовке! А нас ты спросил, хотим мы строить в этой Шишовке дом?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Что-то я не помню, чтобы я спрашивал вас, строить ли нам дачу, покупать ли машину, гараж…

В л а д и м и р. Машину тебе в армии выделили, место под гараж тоже, я-то помню… А квартиру ты тоже продашь?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Надо будет — продам! Больно памятливый… Да не с того конца…

В а р в а р а П е т р о в н а. Да вы что? Сдурели?

В л а д и м и р. Надо бы и наше мнение узнать! Сергей, чего молчишь?

С е р г е й. Да, папа, квартиру на всех давали…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А записана на меня. Вы проживали в ней. Но не захотели жить! Вас в большие города потянуло! В Россию! Там вам круче показалось. Здесь провинция! Захолустье! Не ваши ли слова? И квартира не нужна была, киселя поехали хлебать! Ладно, хорошо, это я понимаю, сам молодым был, хотел махнуть подальше от родителей… Но чего вдруг вы решили теперь делить квартиру?

С е р г е й. Мама, а чего же вы про Шишовку молчали, когда мы вас уговаривали переезжать под Новосибирск?

Л и д и я И в а н о в н а. Да еще непонятно… Письма ждем, как там что. Рано ты, Наташа, разговор этот начала. Знала бы, не сказала тебе…

Н а т а ш а. Кто-то оперные театры строить решил, а я виновата?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Лида, какой театр?

В а р в а р а П е т р о в н а. Ой, сдурели!

Н а т а ш а. Люди с жиру бесятся!

В л а д и м и р. Так… Дурдом! Мы их в новые полдома переселить хотим, Светка уже задаток внесла…

С е р г е й. А Светка при чем? И здесь навариться хочет?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Оккупация… Оккупанты!

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня!

С е р г е й. Папа, ты про кого это?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Про детей.

В л а д и м и р. Про нас? Это мы, стало быть, оккупанты?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Бог с тобой!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Молодое поколение.

В л а д и м и р. То есть — мы?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Значит, и вы.

Т е м к а. Ба, а кто это такие — оккупанты?

Л и д и я И в а н о в н а. Тише вы! Внуки все слышат! (Уходит в другую комнату и закрывает дверь.)

В а р в а р а П е т р о в н а. Да вы чего?

Н а т а ш а. А я что говорила?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Сбежала, значит… (Вздыхает.)

Н а т а ш а. Это вы сбежать собрались!

В а р в а р а П е т р о в н а. Семен, ты же умный мужик! Что ты затеял? О детях и внуках ты подумал?

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Хоть Лиду пожалей!

В л а д и м и р. Ну и что это за новая теория про оккупантов?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ничего нового здесь нет… Это теория нашествия. Я еще в летном училище слышал, а понял только сейчас.

С е р г е й. И как ты эту теорию к нам применил?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Если к гражданским… Каждое следующее поколение недовольно тем, как живет, что делает предыдущее. Дети критикуют все, что делают родители. Как будто дети умнее. А родители из ума выжили. Накопили всего, а не делят или делят неправильно. Вот мы знаем, как надо! И начинается нашествие… Захватить, поделить, выселить… Оккупация.

В л а д и м и р. Так ты, значит, толкуешь наше предложение переехать в Новосибирск?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А вы нас спросили, чего мы хотим? О чем мы мечтаем? Или нам уже это не положено, по-вашему?! Вы знаете, что у ваших родителей за душой? Вам это — ненужная информация! Вы-то знаете, как и что! А что мать стихи пишет, вы знаете?

С е р г е й. Мама…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Хорошие стихи! Я переписываю, Анне читаю, так и поплачем когда…

В л а д и м и р. Новость.

В а р в а р а П е т р о в н а. А я салфетки крючком вяжу…

С е р г е й. Это все знают.

Н а т а ш а. Мама, нам больше не надо, у меня в интерьере скандинавский стиль… Минимализм.

В а р в а р а П е т р о в н а. Это на память.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. А мы с Анной тарелки разрисовываем. А к Новому году я продам на подарки… Вам подарю!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Им это не надо. Им деньгами лучше.

В л а д и м и р. А вы договор какой-нибудь составили на строительство дома?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Нет.

В а р в а р а П е т р о в н а. Да вы что! Это вы маху дали! Разве можно без договора?

С е р г е й. А если обманут?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Значит, обманут.

В л а д и м и р. Как у тебя все просто, отец! Отдал семейные деньги неизвестно кому, а своим — фигу под нос! Мы перед тобой распинаемся, а ты чужим людям запросто денежки подарил.

В а р в а р а П е т р о в н а. Да…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. А сколько денег?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Чужие люди, как ты говоришь, твоим родителям дом строят…

В л а д и м и р. Это на воде вилами писано!

В а р в а р а П е т р о в н а. Ехали бы лучше к детям…

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Я от вас не ожидала… Наш внук — балбес, но вы… Нельзя так легкомысленно…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Подождем. Время рассудит.

В л а д и м и р. Не ждать, а ехать надо! В Шишовку эту. Если что — в суд подавать.

Н а т а ш а. Вы не завтра, надеюсь, ехать собрались?

В л а д и м и р. Успокойся, Наташа, не завтра. Но в следующий раз… Сергей, настраивайся.

С е р г е й. Надо — съездим. Без вопросов!

Н а т а ш а. Только без меня.

В л а д и м и р. Вот и славно.

Н а т а ш а. Ненавижу.

В а р в а р а П е т р о в н а. Снова, значит, домой не приедешь…

Н а т а ш а. Мама, ну о чем ты?

В а р в а р а П е т р о в н а. Да ладно… Чего ты злишься?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Дня два надо только на дорогу. Самолеты туда не летают пока.

В л а д и м и р. Ничего, выкроим!

С е р г е й. Не пугай нас!

Л и д и я И в а н о в н а (за дверью читает внукам стихи).

 

Я лечу над зоопарком,

Приземляться не хочу.

Мне удобнее на небе

За зверями наблюдать.

Гляну я в глаза жирафу:

Что ты ешь-жуешь, жираф?

Где тут северные звери?

К ним слетать охота мне.

Вижу лис, лошадок, уток —

Можно руку протянуть.

В клетке зверю очень тесно,

Поздороваться нельзя!

Я летаю, напеваю,

Веселюсь, как паровоз.

Звери думают, я — муха,

Надоела им совсем.

Я летаю так полгода,

Приземляться не хочу.

Так удобно мне на небе,

Но заправиться пора!

Темка и Степка хлопают в ладоши.

Сцена третья

Раннее утро понедельника. М а л ь ч и ш к и сонные стоят возле машины вместе с б а б у ш к о й и Н а т а ш е й. В л а д и м и р, С е р г е й и С е м е н Федорович носят из дома сумки, пакеты, банки.

Л и д и я И в а н о в н а. Вова, укутай банки! Там стекла мало, капроновые в основном, но все равно…

С е р г е й. Стеклянные надо отдельно.

В л а д и м и р. Надо было сразу по большим сумкам расставить, что мне, что Сергею.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Разберетесь, как доедете, не подеретесь, поди.

Н а т а ш а. Не подеремся.

В л а д и м и р. И все-таки, отец, ты подумай…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Подумаю.

С т е п к а. Ба, поехали с нами!

Л и д и я И в а н о в н а. А на кого же я деда оставлю?

Т е м к а. А зачем его оставлять? Он тоже поедет.

Л и д и я И в а н о в н а. Он не захочет.

С т е п к а. А ты его усыпи, а когда он уснет, мы его увезем.

Л и д и я И в а н о в н а. Не получится. В другой раз…

С т е п к а. Почему в другой?

С е р г е й. Потому что мы все в машину не войдем.

Т е м к а. Тогда в другой раз надо на двух машинах ехать.

С т е п к а. Да! И бабушка с дедушкой войдут!

В л а д и м и р. Они пока не хотят к нам ехать.

С т е п к а. Бабушка хочет! Скажи, ба!

Л и д и я И в а н о в н а. Куда я без деда?

С т е п к а. Мы тебя к себе возьмем жить! А деда Темке отдадим.

Т е м к а. Хитрый какой! Чтобы только тебе вкусненькое готовили?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вот как! Дед, значит, вам не нужен?

С т е п к а. Нужен…

Т е м к а. Мы меняться можем…

Л и д и я И в а н о в н а. Это еда! В салон!

Н а т а ш а. Сок мальчишкам налили?

Л и д и я И в а н о в н а. В бутылках пластиковых. Не перепутаете, где томатный, где яблочный?

Т е м к а. За кого ты нас принимаешь?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ты глянь…

С т е п к а. Не перепутаем!

Л и д и я И в а н о в н а. Наташа, ты маме будешь звонить?

Н а т а ш а. Вчера попрощались, чего ни свет ни заря трезвонить? Позвоните попозже, что все нормально, уехали…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А все нормально?

Н а т а ш а. А мне-то что…

В л а д и м и р. Ну все, давайте садитесь!

Т е м к а. Я на переднем сиденье хочу!

В л а д и м и р. Вы с Наташей — на заднем.

Т е м к а. Там тесно!

Л и д и я И в а н о в н а. Ничего, доедете, тут недалеко.

Лидия Ивановна обнимает внуков, сыновей, невестку. Семен Федорович стоит молча.

С е р г е й. Папа, ну, пока…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не обижайтесь на меня…

В л а д и м и р. Но ты все же подумай! И держи нас в курсе! Если письмо придет… Короче! Вам многие вещи не понадобятся. Если что, мы к себе перевезем… Нам все пригодится. Не раздавайте! Папина щедрость нам уже известна…

Л и д и я И в а н о в н а. Ой, езжайте, а то скоро жарко станет.

С е р г е й. Пока, мама.

Л и д и я И в а н о в н а. Давайте, хорошей дороги!

Т е м к а. Наушники забыл!

С е р г е й. Сиди, я схожу! (Уходит в дом.)

Л и д и я И в а н о в н а. В зеркало погляди и за дерево подержись!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Больше никто ничего не забыл? Чтоб не возвращаться…

В л а д и м и р. Если что и забыли — в другой раз заберем.

Возвращается С е р г е й.

Л и д и я И в а н о в н а. Ну, с богом!

Машина отъезжает, дети отчаянно машут руками. Лидия Ивановна и Семен Федорович со слезами на глазах провожают родных.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ставь чайник.

Л и д и я И в а н о в н а. Ты ставь чайник, я клубники наберу…

Сцена четвертая

День тот же. С е м е н Ф е д о р о в и ч сидит на крыльце. Л и д и я И в а н о в н а подвязывает помидоры.

Л и д и я И в а н о в н а. Руки как крюки…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Дались тебе эти помидоры.

Л и д и я И в а н о в н а. Смотри, урожай какой в этом году! Крупные, на земле уже лежат!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Пусть себе лежат. Быстрее покраснеют.

Л и д и я И в а н о в н а. И погниют быстрее.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не сгниют… Не успеют.

Л и д и я И в а н о в н а. Есть хочешь?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Нет.

Л и д и я И в а н о в н а. Не придет уже… Завтра теперь.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Подожду еще. Если пенсии разносит, то дольше. Ты иди, готовь пока…

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня, а может, правда, будем жить как жили?.. Все здесь обустроено. Квартиру продадим — деньги детям разделим. Молодым сейчас тяжело…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А сестру куда денешь? Снова на улицу, как внук выставил?

Л и д и я И в а н о в н а. Мы ей деньгами поможем. Она полдома присмотрела. Плохонький, но свой. А она постепенно рассчитается.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Скорее, их внук снова рассчитает…

Л и д и я И в а н о в н а. А кто на него оформит? На Ксюху оформят. А пока ей 18 лет не исполнится, никто ничего с этим жильем сделать не сможет. Валя узнавала.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ну-ну…

Л и д и я И в а н о в н а. Сеня, может, не поедем?..

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Опять в кусты?

Л и д и я И в а н о в н а. Да я во всем тебя поддерживаю!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Знаешь, Лида, я ведь на том опытном самолете как раз над нашими родными местами пролетал. Мне уже и команду дали катапультироваться! А внизу, далеко подо мной, Шишовка, Каменка ваша, Знаменское, Боровое… Бывшие… Головой понимаю, что никого там нет, что деревень этих давно нет, а все же в мозгу сверлит: а вдруг? Дачники какие-нибудь… Вдруг кто-то поселился? Места-то красивые! А тут крушение! Тогда точно — мертвое место! Я про опытный самолет и не думал… Просто подальше увести хотел. С вами уже мысленно попрощался со всеми… А потом и самолет выправился, и до базы дотянул. Зря это, что ли?

Л и д и я И в а н о в н а. Ну уж хватит хорохориться! Мы уже немощные! А ты — театр строить! Смешно! И стыдно.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А мне не смешно! Стыдно, что ты так заметалась… Всегда, как решение принять, мечешься! Если хочешь к детям — переезжай! А я в Шишовку!

Л и д и я И в а н о в н а. Надо еще раз все взвесить, чтобы по-человечески. Чтобы дети нас добрыми словами вспоминали!

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Да они тебе в ножки кланяться должны, что ты их родила, выходила, сберегла в детстве…

Л и д и я И в а н о в н а. Старые времена, что ли, — в ножки кланяться?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Вот и плохо, что не старые, что семья для молодежи — наследство! Родителей никто не слушает, зато какой-нибудь дурак, менеджер или риэлтор, — лучший друг, если им задницу лижет…

Входит А ф а н а с и й, приветственно жмет руку Семену Федоровичу.

Л и д и я И в а н о в н а. Афанасий, ты бутылки свои когда заберешь?

А ф а н а с и й. Так за ними и пришел.

Л и д и я И в а н о в н а. Чем Лариса занимается?

А ф а н а с и й. На базар уехала. Проводили, значит…

Л и д и я И в а н о в н а. Проводили…

А ф а н а с и й. Слышал, молодежь ругаешь. Своих, что ли?

Л и д и я И в а н о в н а. Наши не лучше и не хуже…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Да ну их… Я вообще ни про кого не собирался говорить… Почтальона не встретил?

А ф а н а с и й. Нет. А шумел чего тогда? Я с улицы услыхал.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Афанасий, у тебя мечта есть?

А ф а н а с и й. Как не быть, есть. С сыновьями помириться.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Ну это понятно. А еще?

А ф а н а с и й. В смысле, по хозяйству что-то сделать?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не знаю, может, и по хозяйству…

А ф а н а с и й. Так дел полно! Скамейку Лариска просит отремонтировать. Дорожки выложить…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не то! Ну о чем-то же ты мечтаешь, когда утром просыпаешься, когда спать ложишься? Или день прошел — и ладно? Неужели в душе никакой задумки не держишь, чтобы людей вокруг порадовать? Или хоть Лариску…

А ф а н а с и й. А зачем же я бутылки собираю? Это же на фонтан! Фонтан сделать хочу, чтобы и шумел, и прохлада… Вы только Лариске не проболтайтесь! Хочу сюрприз чтобы был… Она думает, что я для кур… Сказал, что загон для кур сделаю перед домом… А сам уже все рассчитал, чертеж у меня есть… Бутылки мне для основания нужны! Стекло переливаться будет, играть на свету…

Л и д и я И в а н о в н а. А какой сам фонтан будет?

А ф а н а с и й. Да простой. Чаша с бьющим родничком, вода из чаши сливается в основание, как бы… ниспадает… И циркулирует при помощи насоса. В инструкции написано так. Лепить-то я не умею, а то бы какую-нибудь скульптуру вылепил.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А где чашу возьмешь?

А ф а н а с и й. А я купил на барахолке… Мраморную… И механизм… Мужик какой-то продавал фонтан, а я купил. Лариска думала, что я деньги пропил! Я обмыл, конечно, такую покупку, но Лариске ни слова не сказал! Так что и вы молчите пока!

Л и д и я И в а н о в н а. Неужели, Сеня, ты бы без меня уехал?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Думал — с тобой…

А ф а н а с и й. Стало быть, уезжаете… Ну добро…

Л и д и я И в а н о в н а. Не знаю, хочу ли я…

А ф а н а с и й. Лида, да как же врозь? Ты чего? Столько лет вместе прожили и вдруг — врозь?

Л и д и я И в а н о в н а. Да ведь внуков не увидим…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Я вот за это совсем не переживаю. Устроиться не успеем, как приедут, вот увидишь!

Л и д и я И в а н о в н а. Не знаю… Далеко…

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не край же света.

А ф а н а с и й. А вы про что говорите? Не пойму…

Л и д и я И в а н о в н а. Это же сколько сил надо — все заново начинать?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. А что заново? Дом будет! Хозяйничай как хозяйничала! Подвязывай помидоры!

Л и д и я И в а н о в н а. А театр кто строить будет?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не ты же!

Л и д и я И в а н о в н а. А кто?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Бригада…

Л и д и я И в а н о в н а. А кормить эту бригаду надо?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Кормить — ты.

А ф а н а с и й. Так вы, это, куда уезжаете?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. На родину свою едем, Афанасий, в деревню Шишовку. Деревня наша возрождается на Алтае, вот мы туда и поедем.

А ф а н а с и й. Ну… Удивили! А что это вы про театр говорили?

Л и д и я И в а н о в н а. Семен там театр строить будет. Оперный! Где поют.

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Не обязательно, можно и спектакли ставить. Кружки, студии всякие…

А ф а н а с и й. Театр — это хорошо. Это мне нравится. Сеня, кто ж в деревню поедет петь? Какие артисты?

С е м е н Ф е д о р о в и ч. Был бы театр! Мне один режиссер знакомый говорил, что место, где нет театра, не развивается. Так что и в деревне театр нужен.

Л и д и я И в а н о в н а. Оперный?

А ф а н а с и й. А что? Для начала детишки петь будут хором. Как мы в школе пели. Сейчас-то этого нет. А я все песни помню! А в армии как мы пели? Если бы нынешняя молодежь такие песни пела, разве бы они такие были? Мешок соплей! Или есть же бабки поющие, а тут вся деревня поющая будет. Семен все организует! Сам запевалой!

Л и д и я И в а н о в н а. Ладно, певцы, пойдемте обедать!

А ф а н а с и й. Сеня, давай мою любимую!

Семен Федорович поет, Афанасий подхватывает: «Прощай, любимый город! Уходим завтра в море. И ранней порой мелькнет за кормой знакомый платок голубой...»

Сцена пятая

Раннее утро. Л и д и я И в а н о в н а одна в доме.

Л и д и я И в а н о в н а. Богородица, смилуйся! Спаси, сохрани и помилуй Семена! Дай пожить ему еще! Ведь страдает из-за каких-то бандитов… Помоги, Господи! Ему бы из комы выйти, а там он сам выкарабкается… Он крепкий. Подкрепи его, Матушка! Прошу! Дела еще во славу Господа задумывал… Кто еще поможет? Кто заступится, кроме Тебя? Много я молитв Тебе слала… Почти каждый день за сыновей молила, чтобы все у них в порядке было, чтобы здоровы были, чтобы со всеми долгами рассчитались. Молила невесток вразумить, чтобы семьи не рушили. За внуков… Но Ты пока Семену помоги, ему в первую очередь! Потом уже нас, грешных, вспомни. Семену! Сеня, он в Бога верит! Не смотри, что летчик! Он только молиться не умеет, он как-то по-своему молится. А так... любит Тебя, Тебя и Сына Твоего, не сомневайся! Не забирай его, Господи, оставь пока нам, мы его выходим… Много хорошего он еще сделает. Только бы жил! Как без него? Без него все развалится, все… Богородица, на Тебя одну теперь надежда…

Сцена шестая

Л и д и я И в а н о в н а сидит за накрытым столом. Входит А ф а н а с и й.

А ф а н а с и й. Здравствуй, соседка! Все открыто у тебя…

Л и д и я И в а н о в н а. Дети должны приехать… Детей жду.

А ф а н а с и й. А… В ящике у вас письмо. Вот, я прихватил.

Л и д и я И в а н о в н а. Пришло…

А ф а н а с и й. Его Семен ждал?

Л и д и я И в а н о в н а. Пришло бы раньше, может, и не случилось бы этого.

А ф а н а с и й. Все в коме?

Л и д и я И в а н о в н а. Зачем-то на почту пошел… Говорила ему: чего ходить? Пришло бы — принесли. «Проверю, — говорит, — может, затерялось». Вот и проверил. Теперь все затерялось…

А ф а н а с и й. Эти, которые напали на него, думали, наверное, что он пенсию получил. Это так мы с Лариской решили... Письмо-то не будешь читать?

Л и д и я И в а н о в н а. Семену отнесу, ему письмо.

А ф а н а с и й. Врачи не говорят, сколько он еще в беспамятстве будет?

Л и д и я И в а н о в н а. Делают все, что нужно. Сейчас одна надежда — на Господа!

А ф а н а с и й. Молись, Лида, молись, это правильно. Это никогда не помешает! Пишут вам, значит, зовут, наверное… Как вы дальше?

Л и д и я И в а н о в н а. Как дальше? Кто же знает сейчас, как дальше?! Что ты вопросы дурацкие задаешь?

А ф а н а с и й. Просто не знаю, что и сказать…

Л и д и я И в а н о в н а. Молчи тогда. Хочешь, вон, поешь. Чай еще не остыл.

А ф а н а с и й. А ты будешь?

Л и д и я И в а н о в н а. Нет, я ребят подожду.

А ф а н а с и й. Едут, значит… А в больницу всех пускают?

Л и д и я И в а н о в н а. Пока только близких… По одному…

А ф а н а с и й. Вот, Семен Федорович, озадачил ты нас…

Л и д и я И в а н о в н а. Выпьешь?

А ф а н а с и й. Если нальешь…

Л и д и я И в а н о в н а. Коньяк будешь?

А ф а н а с и й. Это с удовольствичком!

Лидия Ивановна выставляет из буфета бутылку коньяка. Афанасий наливает себе и ей.

Л и д и я И в а н о в н а. За Семена!

А ф а н а с и й. За твое выздоровление, Семен Федорович! (Чокаются, пьют.) Все хорошо, Лида, будет! Не может Семен дать маху! Не такой он мужик! Крепкий он!

Л и д и я И в а н о в н а. Крепкий-то крепкий…

А ф а н а с и й. А я тебе говорю — выдюжит! Наливай!

Л и д и я И в а н о в н а. Я не буду больше.

А ф а н а с и й. А я за нашу медицину выпью! Пусть покажет, на что способна! (Наливает и выпивает один.)

Л и д и я И в а н о в н а. Закуси, Афанасий.

А ф а н а с и й. Неправильно, нечестно получается! Столько всего задумал — и в кусты! Нет, товарищ полковник, не годится! (Наливает себе еще, выпивает.)

Л и д и я И в а н о в н а. Афоня, не пей больше, развезет на весь день!

А ф а н а с и й. Каждый день должен смысл иметь! Чтобы чувствовать, что не зря ты его прожил… Так Семен говорил.

Л и д и я И в а н о в н а. А Лариска тебе другое скажет.

А ф а н а с и й. Не скажет. Как с Семеном случилось, она мне даже работать долго не дает. «Загнешься, — говорит, — а я что одна без тебя делать буду...» Не скажет… (Наливает очередную рюмку.) Ну, за любовь!

Л и д и я И в а н о в н а. Шел бы ты домой, Афанасий. Скоро мои подъедут.

А ф а н а с и й. Сейчас пойду, вот только на посошок… (Наливает, долго смотрит на рюмку.) Не годится так со службы уходить! Кому-кому, но не Семену! С песней надо! С оркестром! «Прощание славянки»! Как грянет! Чтоб до небес! Чтоб во все уголки! Самые глухие! До Шишовки вашей! Чтоб так проняло! До космоса!

 

 

Занавес.