Вы здесь

Сибирские остроги. История тысячелетий

Недавно в Бердском музее появился уникальный экспонат — навершие булавы, найденное на территории старого Бердска. За простотой предмета скрывается тысячелетняя история. Предмет прошел несколько экспертиз, и результаты позволили внести существенные изменения в хронологические рамки освоения территории, на которой в XVIII веке появился Бердский острог. О находке удалось пообщаться с ведущим научным сотрудником ИАЭТ СО РАН, экспертом министерства культуры Новосибирской области по историко-культурному наследию доктором исторических наук Андреем Павловичем Бородовским.

— Весной 2020 года на территории старого Бердска было обнаружено навершие булавы эпохи раннего металла. Булава — это одна из разновидностей статусного оружия, которое мы можем видеть как символ власти, например, на изображениях египетских фараонов. Также мы знаем, что в казачьей среде булава дошла до настоящего времени и является символом власти атаманской.

Очевидно, что на территории старого Бердска до появления острога находился какой-то памятник, возможно, это было погребение, в котором был захоронен какой-то элитарный человек, возможно, вождь или жрец — служитель культа, у которого была булава.

Предшествующие исследования Новосибирского краеведческого музея позволили в этом же районе выявить два каменных инструмента — топор и тесло, — тоже, вероятно, относящиеся к этой эпохе. Я не могу утверждать, что весь этот комплект происходит из одного археологического памятника или погребения, но хронологически — это один срез эпохи ранней бронзы, приблизительно рубеж 4—3-го тысячелетий до н. э.

 

Насколько распространен этот тип булавы, имеются ли аналоги?

— Для Новосибирской области это первая булава. Ближайший ее аналог был найден в Омской области в могильнике Боровянка-17, где есть такой же предмет и каменный топор.

Также весьма интересно, что в Британском музее есть реконструкция, которая воспроизводит именно такой тип булавы.

Сразу ли стало понятно, что это навершие булавы, или были другие версии?

— Поначалу мы думали, что это нагнетатель для сверла. Но трасологический анализ позволил выяснить, что на предмете нет следов вращения и закрепления в качестве нагнетателя. Более того, булава по форме настолько совпадает с булавой из Боровянки, что создается впечатление, что если уж их делали не в одном месте, то определенно по одному образцу.

 

С чем связано отсутствие каких-либо изображений подобного типа булавы?

— Если мы посмотрим на древнеегипетские барельефы с фараонами, то увидим другой тип каменной булавы — шаровидной или грушевидной формы, более позднего периода. Форма «бердского» навершия, очевидно, была опознана как необычная и, возможно, была воспринята как дар богов или знак богов. Затем она была подработана и стала использоваться как символ власти.

Очевидно, произошли какие-то исторические изменения и этот тип не получил распространения, а также и отражения в иконографии. А это свидетельствует о достаточно узком локально-хронологическом бытовании, и пока нам известно о существовании независимо друг от друга трех наверший булавы одного типа: на территории Британии, Прииртышья, а теперь и в Новосибирском Приобье.

 

Как новая находка дополняет исторические сведения о Бердском остроге?

— Когда говорят об острогах Сибири, всегда ориентируются на последние 300—400 лет. Но на самом деле каждый из острогов возникал не просто так, а, как правило, в месте с определенной историей. И по целому ряду сибирских острогов уже замечена такая закономерность: их ставили в местах с достаточно серьезным предшествующим культурным слоем. Эту традицию мы выявили на Умревинском остроге, где есть находки эпохи бронзового века, на Саянском остроге, где присутствуют самые разные артефакты; это же, кстати, касается и Томского кремля, который тоже демонстрирует очень большой культурный слой.

И вот на территории Бердского острога, который пока не локализован как археологический памятник, тоже появились артефакты, позволяющие говорить о том, что это место было освоено задолго до появления оборонительного пункта, а именно более чем за 5000 лет. Таким образом, мы видим, что место, где он был расположен, имело стратегическое, а возможно, и ритуальное значение, потому что булава не боевая — она сделана из очень мягкого камня, и, очевидно, ее главная функция — это демонстрация символа власти, символа превосходства. Этот вывод позволяет утверждать, что место Бердского острога было стратегически важным задолго до его возникновения и, очевидно, было выбрано тоже неслучайно.

Это, в свою очередь, говорит о том, что в сибирской истории, несмотря на дискретность ее развития, всегда была преемственность. Через определенные эпохи в этом месте возникали значимые пункты: если в раннюю бронзу там был объект с каким-то элитарным представителем своего времени, то в начале XVIII века там возникает важный оборонительный пункт, который маркирует южную границу Российского государства на территории Верхнего Приобья.

 

Беседовала Татьяна Свиридова