Вы здесь

Тотальный автопробег. 13 марта. Хабаровск – Биробиджан

Дорожные записки Игоря Маранина с автопробега «Владивосток – Таллин», организованного в честь «Тотального диктанта».

13 марта. Хабаровск – Биробиджан

Едва мы покинули Владивосток, как там выпал снег. Непогода гналась за «ГАЗелями» через всё Приморье, едва не настигнув в Хабаровске. Дождь застал нас на выезде из города и некоторое время преследовал, но километров через пятьдесят сдался. Злобное тёмное облако, словно чёрный назгул, ещё некоторое время металось по небу в бессильной ярости, но затем отстало и оно.

Теперь мы ехали не на север, а на запад, и окружающая природа продолжала меняться. В Приморье растёт виноград и (говорят) отдельные умельцы организуют винные цеха, но достать их продукцию без протекции невозможно. А здесь, на севере, вместо винограда плачут тоскливые осины, а вместо вина веселят русскую душу задорные берёзки.

Биробиджан встретил нас шумной толпой молодых людей, с энтузиазмом проходивших тесты на грамотность и хваставшихся друг перед другом полученными призами. Эта громкоголосая компания резко выделялась на фоне журналистов двух местных телеканалов. Те плохо представляли, что за люди едут мимо и почему в городе такой ажиотаж. Что такое «Тотальный диктант» телевизионщики, конечно, знали, но зачем он куда-то поехал и почему оказался в Биробиджане, оставалось для них загадкой. Самый догадливый тележурналист выяснил это в интервью у меня, дотошно расспросив об автопробеге, а самый хитрый подошел после и попросил повторить для его канала то же самое, только ярче и лучше.

По сравнению с Владивостоком и Хабаровском, Биробиджан – город тихий и неторопливый. Туристов здесь водят к комплексу зданий синагоги и, как во многих провинциальных городах, не слишком следят за тем, что происходит в чужих краях. Житейская мудрость подсказывает им, что жизнь коротка, даётся один раз, и надо успеть накормить семью, вырастить детей и посидеть с друзьями за праздничным столом. Но эта мудрость работает ровно до того момента, пока в городе не появляется нечто яркое и манящее.

Выезжая из Биробиджана, наши машины остановились на светофоре. В этот момент на балкон соседней «хрущевки» вышла старая женщина в наброшенном на плечи платке. Она увидела три стильных машины и замерла, вчитываясь в надписи.

Нам горел красный.

Старушка читала.

Наконец, она улыбнулась и помахала рукой.