Вы здесь

Берязев Владимир

Берязев Владимир

Берязев Владимир Алексеевич родился в 1959 г. в Кузбассе. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Автор поэтических сборников «Окоем», «Золотой кол», «Могила Великого Скифа», «Посланец», «Тобук», «Кочевник», романа в стихах «Могота» и двадцати поэм. Член русского ПЕН-центра. Живет в Новосибирске.

Публикации автора:

Укок — ледяное поднебесье / Публицистика : №01 - январь 2011

Оправдание путешествующего
Ах, друг мой, Данила, опять ты называешь меня бродягой. Ну, какой я бродяга, я путник, пилигрим, я подданный дороги, шляха, тракта, я спешу от яма к яму с сокровенным посланием Хана-Алтая, молясь нашему покровителю Николе Чудотворцу, ибо кто еще перед Небесами заступится за художника, кто еще поддержит его в стремлении пройти до конца начертанный путь.
Не могу больше месяца находиться на одном месте. Однако это не страсть, продиктованная страхом остаться один на один...

Ганлин / Поэзия : №09 - сентябрь 2010

11 сентября 2002 года в Иволгинском дацане Бурятии состоялось вскрытие саркофага с прахом Даши-Доржо Итигэлова (1852—1927 гг.).
Тело было изъято из захоронения ламы в местности Хухэ-Зурхэн в присутствии священнослужителей Буддийской традиционной Сангхи России и русских патологоанатомов. Всеобщее удивление вызвало то, что спустя 75 лет с момента погребения тело Великого ламы сохранилось нетленным.
Даже среди очень продвинутых буддийских практиков достижение нетленности — редчайший случай....

Ибо наше небо не могила / Публицистика : №08 - август 2010

Не так давно в одном из писем Кублановский процитировал Александра Сапровского:
Я из страны, где всё иначе,
Где каждый занят не собой,
Но вместе все верны задаче
Разделаться с родной землёй.
Эта нота, идущая чуть ли не от призвания варягов на Русь, мол, земля наша велика и обильна, но наряда (порядка) нет, — нота эта присуща не только поэзии Кублановского и в целом поколению, которому он принадлежит, этими настроениями страдает и большая русская проза конца ХХ века, и, шире, культурная русская...

«...Как прежде — на ветру и солнце» / Поэзия : №01 - январь 2010

Ангелы хороводятся
На Рождество Богородицы,
В дальней дали от Сибири поют,
Маму мою подсобирывают,
Маму мою успокаивают,
Светлое поле раскатывают,
В белые сани усаживают,
В девий убор обихаживают:

— Ты, Евдокея, работница,
Варница и огородница,
Ты, Евдокея, страдалица,
Божией Матери данница,
Ехай по небу по синему
После труда непосильного,
Тихо твори баю-баюшки,
Ехай по раю по краюшку,
Солнышко, чистая мельница,
Жизнь до луча перемелется,
В доме Хозяина дивного
Дни станут хлебом Единого.
. . . . . . . . . . . ....

Олонецкий старец / Критика : №12 - декабрь 2009

С Клюевым я встретился поздно.
Это произошло уже в студенчестве, в двадцатилетнем возрасте. Всё, что я тогда смог прочитать — это небольшая подборка из дюжины стихотворений, представленная в антологии поэзии серебряного века. Плюс к этому — тексты из биографических книг, где Клюев представлен учителем Есенина, причём, учителем реакционно-клерикального плана, этаким злым демоном, исподволь сбивающим революционно настроенного юношу, крестьянского поэта, с пути истинного.
Ни о каких близких...

Тишина грозовая / Поэзия : №03 - март 2009

Если есть под рукою песок и зола,
Мы отмоем чугун до бела.

Если есть под ногами зола и песок,
Два полена и хлеба кусок,

Значит будет очаг и шурпа в котелке,
Ветер в кронах и снасти в реке.

Будут к пламени ластиться пепел и мгла,
И сновать разговора игла…

Снова, заново, слышишь, покуда в золе
Тлеет уголь на этой земле!

* * *

На куполе храма, шеломе златом —
Залысина снега…
Как долго искал я во поле пустом
Тепла и ночлега,

Креста, благовеста, отцова перста
И благословенья
В дорогу, которая снова чиста
До...

И вместе нам не сойтись / Публицистика : №08 - август 2008

Всё началось с того, что мой багаж улетел в Триполи.
По странному совпадению, в этот же день в богоспасаемую Ливию направился гусиный караван дипломатических авиалайнеров во главе с нашим ещё-тогда-президентом ВВП. Чего-то там они напоследок с Муамаром Каддафи порешили насчёт дружбы-фройндшафт...
Да и не было в той чёрной дорожной сумке ничего особенного, дюжина носков, пара рубашек, джинсы, майки-трусы, пуловер да полсотни журналов «Сибирские огни». Но до острова великой либеральной идеи наше...

На веранде дома деревянного / Поэзия : №05 - май 2008

PARNASSIUS APOLLO*

Он пожаром Трои опалён,
Потому и назван «аполлон».

Розовый, в подпалинах огня,
Разовому времени родня.

Крыл его летучий парафраз
Вспыхнул над поляной и погас.

Он сомкнул их, осязая сон,
На арчине**, снегом занесён.

Книги, каталоги, словари…
Тень свою поэту подари!

В этом освещении косом
Ты, как нежный эрос, невесом.

Украдут жену, пророк умрёт,
Откочует в Азию народ,

Там, где ничего не залатать,
Будет только бабочка летать.

Будет только бабочки крыло
Помнить всё, что верило и жгло…

Ну, а ты,...

Звезда и крест Станислава Золотцева / Критика : №04 - апрель 2008

Мы дружили последние 10 лет.
Зацепились друг за друга в конце 90-х на одном из пленумов СП России, вспомнили первую встречу, когда он был одним из руководителей последнего Всесоюзного совещания молодых писателей, а я — семинаристом, в числе других принятым тогда в СП. С той поры, с эпохи катящегося под откос Союза, я запомнил его вдохновенный пафос в моменты, когда он начинал рассуждать о поэзии, о русской или британской, о настоящей, подлинной, высокой, о той, которой служил с самой юности,...

Соглядатай / Поэзия : №11 - ноябрь 2007

I
Кто мраку отхлебнул, тот о себе
узнал поболее иных непосвященных…

Не пей до дна…
А тени холодны.
А за тенями тени, снова тени.

Кто наблюдал рожденье родника
в толкании, в биении сердечном,
тот помнит эту тайну тишины —
из тьмы сырой земли, из тла, из почвы —
ток жидкокристаллический. В нём дух
живой. В нём только истина и холод —
течёт, течёт… А ты — давным-давно —
лежишь на кочке дёрна мальчуганом,
вниз гловёнку свесил, всё глядишь
на дно, следишь былинки и песчинки,
что родничок тихонечко клубит,
ключ...

От берега до берега / Поэзия : №04 - апрель 2007

Анатолию Кобенкову

И вновь собеседника нет у меня.
Один у огня.

Лишь тени толпятся у светлой черты.
Дай знать, если ты!

Я трону до дрожи свой верный варган,
Наполню стакан.

В твоём измеренье стаканы пусты...
Садись, если ты.

Мы будем весёлое пламя качать,
Молчать и молчать.

Мы будем о вещем Байкале скучать
Опять и опять.

Без слов, без надсады и без суеты
Присутствуешь ты.



* * *
С. Самойленко
Друг задремал,
Головою клонится вперёд
В аэрокресле.
Ну-ка поставь позабористей, первый пилот,
Элвиса Пресли.

Видишь,...

По следам Аввакума и князя Гагарина / Публицистика : №01 - январь 2007

«Странноприимные места», как-то написалось у меня в одной из поэм по поводу Алтая — его чудес, его долин, гор и урочищ, его удивительного и труднообъяснимого притяжения для многих и многих племен, верований и просто ходоков со всего света.
Ровно то же самое можно повторить и в целом о Сибири. Кого только не принимала, не прятала, не лелеяла, не терзала и не хоронила она в своих далях и недолях.
Думая про Валерия Казакова и заново перелистывая его недавно вышедшую книгу «Записки колониального...

Страницы